Кейс: как мы рассказали 30 миллионам людей про дичайшую крутость тайваньских процессоров MediaTek

Постоянные читатели знают, что на FFAD.ru периодически выходят статьи про кейсы моей компании. Это пространные рассказы о том, что и как мы сделали для того или иного клиента. Рассказы длинные, подробные, с цифрами и графиками. Как правило, в подобных статьях я описываю свежие проекты – те, над которыми мы только что завершили работы или даже еще работаем. 

Однако сегодня будет исключение: речь пойдет о проекте для одной крупной международной корпорации, которым мы занимались в 2014-2015 годах (да-да, вышестоящую плашку с Лурка я скоммуниздил вовсе не просто так!). Почему я вдруг вспомнил об этом проекте сейчас – в самом конце 2021? Ну, во-первых, я таки решил потихоньку рассказывать в том числе и о своих старых кейсах: их у меня за 23 года на рынке реально десятки, и подавляющее их большинство – успешные. Грех об этом молчать! Правильнее именно сохранить драгоценную мудрость в виде статей. 

Кроме того, рассказ об этом конкретном кейсе позволяет одним махом пристрелить сразу нескольких прыгающих ушастых зверей. Во-первых, я в очередной раз максимально наглядно продемонстрирую, сколь выдающихся результатов агентство АМР способно добиваться. Добиваться даже на глобальном международном уровне. Добиваться за вполне себе скромный прайс и в весьма сжатые сроки. 

Наконец, я в очередной раз педальну одну из своих любимых тем – про обитателей больших корпораций и их странные принципы, имеющие мало общего с развитием по-настоящему эффективного бизнеса. Эти принципы, собственно, и привели к окончанию сотрудничества с данным клиентом весной 2015 года. При этом все участники драмы, начиная моей бывшей гражданской женой Мариной Рожковой и заканчивая заказчиками кампании, ушли с рынка в совершенно другие области. Поэтому никому я своим срывом покровов навредить не смогу. Себе – так в первую очередь: я в этой истории вообще выгляжу как Д'Артаньян за белым роялем! 

Внимательный читатель скажет: Фадеев, ты постоянно рассказываешь о унылости больших корпораций, но вот почему-то сделал проект для этого клиента… Зачем же ты с этими ребятами связался-то? Надо было гордо показать им средний палец и уйти обслуживать свои любимые мелкие и средние бизнесы. 

И я отвечу! Обратите внимание – что это было за время: конец 2014 – начало 2015. Прошло примерно полгода с момента включения одного уютного полуострова в состав России, с рублем творилось очень нехорошее (темнокожий президент США даже рассказывал про «порванную в клочья российскую экономику»), и значительная часть наших тогдашних клиентов просто… исчезла с горизонта. Некоторые тупо разорились, другие – сократили бюджеты на продвижение едва ли не до нуля. Но главное – в конце 2014 от нас ушел ключевой клиент, а именно бренд Highscreen. Да еще и кинув нас на дорожку аж на $800 тысяч (подробности см. здесь). Как думаете: была ли у меня возможность выбирать? Нет! Надо было спасать бизнес и мою команду – и поэтому я с радостью согласился на сотрудничество с этой самой большой корпорацией. Тем более что у сотрудничества с ней был еще и важнейший для тех времен бонус: платила корпорация не в валяющемся в нокауте рубле, а в долларе. В твердой валюте! 

Итак, что же это за большая корпорация, с которой нам довелось поработать на рубеже 2014 и 2015? 

Знакомьтесь: MediaTek (МТК). Тайваньский разработчик процессоров и прочих микросхем для смартфонов, планшетов, смарт-часов и иной электронной хренотени. Надо сказать, что возник MediaTek на моем горизонте неспроста. Напомню, что в свое время я возглавлял российский офис тайваньской же компании E-Ten – существовал такой производитель коммуникаторов (до конца нулевых так было принято называть смартфоны). Одну из моих етеновских начальниц на Тайване звали Шарлотта Ли (Charlotte Lee) – кстати, она со временем стала мне не просто начальницей, но и хорошей личной подругой. Вот наши тогдашние фоточки – мы на них с семьями: 

После продажи E-Ten компании Acer в 2008 году Шарлотта устроилась именно в MediaTek – на должность босса по региональному развитию бизнеса. Ну и когда руководство MediaTek решило вложить некие средства в продвижение своей компании на российском рынке, Шарлотта сразу же вспомнила обо мне – Мише Фадееве. Она очень хорошо знала мои мегаэффективные методы: ведь под моим непосредственным руководством E-Ten в России стала №1 по продажам коммуникаторов, обогнав даже HTC. Причем РФ была единственным рынком в мире, где такое случилось – уникальная история в доайфоновскую эпоху. (Подробнее обо всем этом читайте здесь и здесь.)

 
Михаил Фадеев, какой-то китаец и Шарлотта Ли на презентации коммуникаторов E-Ten в лохматом году

Так вот: Шарлотта и свела меня с главой российского представительства MediaTek – Анной Валяльщиковой. Именно с ней мне и предстояло вести дела, именно она получала бюджеты с Тайваня и затем тратила их в России. Тратила так, как считала правильным. В тот момент, осенью 2014 года, она по наводке Шарлоты посчитала, что правильным было пустить их на продвижение MediaTek с помощью М. Фадеева и его команды.

 
Анна Валяльщикова

Впрочем, продвижение в этом случае имело достаточно необычный характер. Речь шла не столько о продвижении как таковом, сколько об очистке-обелении имиджа MediaTek путем создания правильного (=позитивного) шума вокруг этой конторы в российском медиапространстве. Дадим словом нашему техническому эксперту, который работает в АМР с 2010 года и который фактически рулил созданием всего контента в рамках данного проекта:

Алексей С. 

К концу 2014 года у MediaTek сложился совершенно определенный имидж. Его можно описать всего одним словом: говно. Смартфоны категории «не айфон» тогда условно делились на две условные категории. Первые – клевые аппараты с «православными» американскими процессорами Qualcomm. Вторые – всякие сомнительные аппараты второго-третьего эшелона с говном «под капотом». Ну то есть с чипами MediaTek. 

Не могу сказать, что смартфонами с процессорами MediaTek вообще нельзя было пользоваться. Но в массе своей (за редким исключением) они реально были какими-то странными: перегревались, тупили, быстро разряжались. Плюс ко всему у смартфонов на железе MediaTek регулярно встречались проблемы с навигацией – точность адски хромала. Причем все это продолжалось несколько лет подряд – и поэтому в народе смартфоны на MediaTek пользовались дурной славой. Это примерно как Intel и AMD лет эдак 20 назад: все знали, что если взять комп или ноут на Intel, то он будет нормально работать. А если купить вариант с AMD, то он будет греться, тормозить и вообще всячески трепать нервы.

Производители смартфонов на своих сайтах обычно даже не писали, что внутри у той или иной модели стоит процессор MediaTek. Они (производители) понимали, что это может тупо оттолкнуть покупателя. 

А вот если в том или ином аппарате стоял процессор Qualcomm, то об этом на сайте обязательно сообщали. 

Кстати, вот мемчик тех лет – года 2014-2015. Для смартфонов с процами MediaTek действительно крайне редко выходили обновления прошивки – и за это их (процы MediaTek) дико не любили разного рода гики-задроты. То есть те товарищи, которые просто жить не могут без регулярных обновлений (некоторые подробности о том, что такое прошивки и почему они нужны гикам-задротам – здесь). 

В общем, вокруг MediaTek сложилась следующая ситуация. Компания, очевидно, очень хотела продавать вендорам смартфонов больше своих железок для смартфонов и планшетов, но производители гаджетов не были готовы эти железки покупать. Потому что процы MediaTek были действительно несовершенными, и потребители об этом знали. В результате производители смартфонов и прочих гаджетов закупали решения MediaTek только для отдельных совершенно проходных моделей и, как следствие, в сравнительно небольших объемах.

Светлые головы из MediaTek решили бороться с этой ситуацией путем обеления имиджа: дескать, надо рассказать народу, что новые процы MediaTek уже не так плохи, как ее чипы предыдущего поколения. И если это сделать, то устройства с новыми процами MediaTek начнут бодрее покупать, производители устройств это заметят и станут заказывать у MediaTek больше процов. 

При этом кардинально что-то менять на уровне технологий в MediaTek, видимо, в те времена не могли или не хотели.

На мой взгляд, железки этой конторы оставались полным говном еще несколько лет – года эдак до 2018. 

Да, ситуация была именно такой. Замечу от себя, что проблема была на самом деле куда более многогранной и сложной, чем она виделась тем самым светлым головам из штаб-квартиры MediaTek. Да, можно раструбить всем, что чипы MediaTek вовсе не так плохи, как кажется. И даже убедить людей в этом, изрядно при этом наврав. 

Но… Решение о покупке смартфона/планшета ведь принимается вовсе не только с учетом информации о процессоре. Человек смотрит на размеры, экран, дизайн, батарею, камеры – и еще на десяток параметров! Причем, как верно заметил наш эксперт из Одессы Алексей С., чипы MediaTek в те времена применялись только в самых проходных и малоинтересных моделях. То есть кто-то в результате нашей кампании в теории мог обратить внимание на тот или иной аппарат именно из-за процессора MediaTek… но отказаться от его (аппарата) покупки из-за козьего дизайна и хреновой камеры.

Короче говоря, я совершенно не уверен, что таким вот образом – путем продвижения процессоров MediaTek и обеления их имиджа – можно было хоть как-то качнуть именно продажи устройств с ними на борту. Можно было только внушить народу, что процы этой тайваньской породы – они в общем-то вполне себе ничего. Не Qualcomm, конечно, но и не полное днище. А дальше уже нужны были шаги со стороны MediaTek: чтобы компания параллельно продвижению в интернетах перманентно улучшала свои аппаратные решения и повышала их конкурентоспособность… чтобы агрессивнее впаривала их производителям смартфонов/планшетов… чтобы эти аппаратные решения применялись в более интересных и технически совершенных устройствах… И вот в какой-то момент эти две линии могли бы сойтись в некоей точке: с одной стороны, народ знал бы, что MediaTek – это ОК; с другой же – на рынке бы появились более-менее интересные по всем параметрам устройства с железом MediaTek. Ну и случились бы те самые ПРОДАЖИ. 

Но это на тот момент было делом совсем-совсем отдаленного будущего. Основная поставленная нам задача заключалась именно в работе над имиджем MediaTek, а вот все остальное (рост продаж, улучшение отношений MediaTek с производителями смартфонов и т. д.) нас уже совершенно никак не касалось и от нас не зависело. 

Нам нужно было донести до как можно большей русскоговорящей аудитории, что процессоры MediaTek нового поколения для смартфонов, планшетов и умных часов: 

•    уже не так греются, как раньше;
•    уже не так тупят, как раньше;
•    уже не так жрут заряд аккумулятора, как это было раньше;
•    поддерживают LTE (тогда это еще было ново и круто – на дворе стоял 2014 год);
•    адски быстрые.

Однако это была только первая часть проекта. Вторая нарисовалась уже в процессе работы с клиентом и касалась техноинкубатора MediaTek Labs. Суть в следующем. MediaTek предлагала за условные три рубля некую системную плату LinkIt One (на фото ниже); энтузиасты-самоделкины могли ее заказать и начать мутить на ее основе кустарные гаджеты в домашних условиях. MediaTek при этом обещала документацию и всяческую техническую поддержку, а самым продвинутым товарищам – трудоустройство и даже возможность наладить производство придуманного гаджета. Мол, если ты крутой инженер и смог с помощью LinkIt One создать атомный гибрид паяльника и фаллоимитатора – MediaTek сведет с китайскими фабриками и изобретатель станет миллионером! Понятно, что эти обещания были очень-очень условными и представляли собой классическую маркетинговую замануху. И тем не менее организация техноинкубатора была реально правильным шагом: в MediaTek таким образом рассчитывали сформировать вокруг своих решений некую лояльную прослойку вечно немытых зачуханов разработчиков железок. Сообщество, которое сможет стать опорой компании в среде пользователей. (Плюс среди них задротов действительно можно было поискать талантливых кадров в свой штат.) 

Так вот: наша задача заключалась в том, чтобы заставить как можно больше вечно немытых зачуханов самоделкиных из РФ купить данную плату. И это, надо сказать, было гораздо сложнее, чем педалить «просто MediaTek» с его «невероятными» процами для смартфонов. Потому что аудитория MediaTek Labs – это те самые вечно немытые зачуханы самоделкины, дикие интроверты, которые спят в обнимку с паяльниками удовлетворяют себя пальниками же и тусуются в совершенно особенных медвежьих углах интернета, куда просто так не попадешь и о своем продукте просто так не расскажешь. Нужно выбрать и заход, и подход, и не распугать этот особенный и крайне нервно воспринимающий реальный окружающий мир народ… Ведь туфту, как обычным Петровичам-потребителям, им не позаливаешь. Гики – это вечно немытые зачуханы ОЧЕНЬ грамотные ребята! Короче, сложностей было полно. 

Ну, собственно, мы приступили к работе. Тут бы сказать: клиент оказывал нам всяческую поддержку, оперативно отвечал на технические вопросы, помогал с устройствами… Но – СЮРПРИЗ! – нихрена. 

Надо понимать, что в российском офисе MediaTek тогда существовало считанное число сотрудников. Во-первых, сама Анна Валяльщикова, которая работала с колес (как сейчас принято говорить «на удаленке», но тогда такого понятия не было). Анне помогал подручный пиарщик-хипстёныш Сергей Мёдов, который понимал в продукции своего работодателя примерно так же, как я в модном хипстерском смузи или там в китайской живописи Х века (читай – не понимал вообще ничего). Еще существовала группа каких-то перцев вроде как для тренингов розницы. Всё! Больше никого и не было. Никаких технических специалистов, никаких экспертов, никаких инженеров… А ведь нам для создания качественного контента очень бы пригодились консультации подобных товарищей. При этом наши попытки задать какие-то вопросы тайванським коллегам через того же Мёдова не приводили вообще ни к чему. «Они не будут на это отвечать», «Об этом лучше не писать», «Зачем вам эта информация?» – реакция неизменно была примерно такой. Поэтому нам приходилось вычленять какие-то интересные особенности железок MediaTek из открытых источников – абсолютно пустого и бесполезного [на тот момент] официального сайта этой конторы, англоязычных статей-обзоров, найденных в Сети кривых презентаций в PDF и так далее.

   

И тем не менее должен признать, что наша кампания, стартовавшая в октябре 2014 года, на первых порах шла весьма бодро, очень гладко и крайне дружелюбно. Это если оценивать взаимодействие с клиентом.

Алексей С. 

Да-да, с клиентом все поначалу было норм, зато все было очень хреново на участке между авторами контента и Фадеевым. Слава Аллаху (или кто там нас пасет сверху), Миша сегодня отличается адекватностью при согласовании материалов. То есть он, конечно, заебывает всех правками, но – в меру и чаще всего по делу. 

А вот тогда, в конце 2014 года, ебаный Фадеев превратил процесс создания контента для MediaTek в сущий ад. (Алгоритм, если что, был такой: пишем текст – согласовываем его с Фадеевым – согласовываем его с клиентом.) Почти каждый из сотен (!) текстов переписывался по требованию Миши несколько раз. Причем тексты от этих переписываний/переделываний, которые забирали уйму сил, времени и нервов, не становились ни лучше, ни хуже. Они просто начинали выглядеть немного иначе, сохраняя заложенные изначально смыслы. 

Фадеевым регулярно давались весьма странные указания: типа, вот этот абзац нужно сильно расширить и углубить, а чтобы его расширить и углубить, мол, запросите доп. информацию у клиента (при этом Миша вроде бы хорошо знал, что информацию для углубления нам брать неоткуда, поскольку на стороне клиента, как уже говорилось выше, никто никаких технических консультаций не давал). 

Апофеозом стали две истории. Первая. Миша утром прочитал очередной текст и сказал: «Офигенный материал! Вот чуть-чуть правочек – вносите, а потом мне финальный вариант покажите». К вечеру правки внесли, и реакция Фадеева была такой: «Кто написал это говно? Нахуй все переписать сейчас же! Автору – штраф!!!». 

Вторая история. Присылаем Мише длинный сложный текст. А он, не читая, в ту же секунду орет в почте: «Говно! Все переписать с нуля!!!». Как и почему Фадеевым был сделан вывод о говенности текста – тайна века. Он совершенно точно не успел его прочитать даже на 5%...

Раз в пару дней случались вечерние звонки от Михаила: он злым голосом рассказывал, что я работаю херово, что нужно больше текстов, что все идет очень медленно и что на дворе кризис. Слышать все это было по меньшей мере обидно, так как, по сути, проектом MediaTek я занимался круглосуточно, без выходных и при этом едва ли не в одно рыло – помощь уважаемых коллег в плане текстов была весьма косметической. (Тогда в АМР де-факто действовало странное правило «Кто не шарит в теме – текстов по ней не пишет». В теме же, увы, хорошо шарил только я.) 

При этом сторонние авторы из числа довольно известных IT-журналистов, которых мы на скорую руку наняли в качестве фрилансеров под написание статей, генерировали такую адскую дичь, что ее приходилось переписывать на 90%. Это, кстати, очень хорошо говорит об умственных способностях и талантах тех самых типа авторитетных IT-журналистов.  

В какой-то момент мне просто захотелось послать всех нахуй и больше никогда не слышать голоса Фадеева. Я этого, как вы понимаете, все же не сделал, но желание было очень-очень острым. Честно.  

Сейчас, спустя годы, я понимаю – почему Миша так себя вел. Ему было реально тяжело, он находился в процессе спасения бизнеса на фоне тяжелейшего кризиса в стране. Фадееву хотелось сделать настолько эталонную кампанию для ключевого клиента, насколько это вообще возможно. Да, мы могли за месяц написать все тексты из плана, согласованного с MediaTek. Написать, взять бабки и забыть. Тем более что клиент на первых порах не лез в контент, не придирался и готов был почти на автомате согласовывать все, что ему присылали. Но Фадееву, повторюсь, хотелось не просто сделать что-то и взять за это бабки (хотя так можно было). Ему хотелось сделать ОХУЕННО – в его понимании, конечно. Сделать так, чтобы клиент не просто остался доволен, а ОХУЕЛ ОТ СЧАСТЬЯ и превратился в постоянного клиента. Да, Миша – он такой: очень неравнодушный перфекционист (причем со временем ничего не поменялось, что очень даже ОК для его клиентов, ибо он реально никогда не даст сделать что-либо для клиента на отъебись). При этом Фадеев образца 2014 года вообще не умел делегировать полномочия. Поэтому, собственно, он и лез в каждый первый текст, прямо-таки заебывая правками.

Причем Миша – он ведь на самом деле про бизнес, а не про процессоры или там смартфоны, даром что возглавлял E-Ten в РФ и добился мегарезультатов. Поэтому Фадеевские придирки к текстам, как правило, выглядели не шибко уместными. 

В общем: если сам проект с MediaTek я могу записать в число очень успешных кейсов АМР (подробности, цифры и прочие доказательства будут ниже), то наша внутренняя кухня во время этой кампании – яркий АНТИ-кейс. Пример того, как делать не надо ни в коем случае, и как доводить максимально преданных и профессиональных членов команды до состояния «я лучше уволюсь и сдохну с голоду, но больше не буду терпеть всю эту хуйню». 

Теперь, к счастью, все иначе. Выводы совершенно точно были сделаны. Фадеевский перфекционизм никуда не делся, кампании для клиентов проводятся на том же высочайшем идейно-художественном уровне – именно так, чтобы они ОХУЕВАЛИ ОТ СЧАСТЬЯ и превращались в «постоянников». Но Миша а) стал куда спокойнее, б) научился доверять коллегам и делегировать полномочия, в) перестал лезть в каждый первый текст. Ура.

Поэтому подобные кампании у нас теперь реализуются легко, быстро и без анальной крови-боли.

Напомню: на дворе было начало 2015 года. Моему агентству было 7 лет… Всего 7 лет….

Ну так вот. Чем клиент реально помог – предоставил несколько устройств, на основе которых можно было построить ряд прославляющих MediaTek материалов. Помнится, это были смартфон Meizu, планшет Alcatel, какие-то безымянные полурабочие умные часы и… собственно, все. Это к вопросу о том, какими тогда, в 2014-2015, были позиции MediaTek на рынке аппаратных платформ для устройств. (Для тех, кто в танке: никакими!)

Да, конечно, железо MediaTek использовалось в десятках и, возможно, даже сотнях моделей гаджетов по всему миру. Но НЕСТЫДНЫМИ (читай – выпущенными уважаемыми конторами с мировым именем) среди них были реально единицы. Так вот: клиент нам дал эти устройства без каких-либо комментариев. Мол, вот там внутри наши чипы, поэтому надо как-то интегрировать эти Meizu и Alcatel в кампанию. Всё! Никаких вводных. Никаких разъяснений. Разбирайтесь с продуктами сами! 

Дальше включились уже наши техномозги и обнаружили, что смартфон Meizu – а именно модель Meizu MX4 – стал первым в мире и в истории гаджетом, способным набрать в популярнейшем тесте производительности AnTuTu более 50 тысяч баллов (больше баллов – выше производительность – длиннее писька у владельца гаджета). То есть, другими словами, формально – самым мощным смартфоном и в мире, и в России, и вообще в истории. Это звучало вот реально жирно и громко, и в результате тезис про рекордные 50 тысяч «попугаев» в AnTuTu у смартфона на чипе MediaTek стал одной из главных цеплялочек в нашей кампании. 

  

О чем мы вообще писали? Вот о том, о чем говорилось выше. Всячески раскрывали темы безглючности, производительности, экономичности и стабильности устройств с чипами MediaTek. Пилили сравнения процессоров MediaTek и Qualcomm, в которых объясняли, что новые чипы MediaTek по большинству параметров на самом деле не уступают решениям Qualcomm, но стоят дешевле, а значит и смартфоны с ними гораздо более доступные… Рассказывали о том, что MediaTek делает охуительные платформы не только для смартфонов, но и для планшетов. Были публикации и про умные часы… 

Параллельно мы засевали информацию про MediaTek Labs – тот самый техноинкубатор – везде, где в Рунете тусовались любители Arduino, паяльников и прочих штуковин, позволяющих собрать в домашних условиях обычный рядовой синхрофазотрон из говна и палок. При этом мы не забывали уточнять, что у Qualcomm ничего подобного не было. И, кстати, при этом мы даже особо и не врали: Qualcomm тогда ориентировалась исключительно на продажи своих железок производителям конечных устройств и с разработчиками категории «домашний задрот» заигрывать никак не пыталась. 

Иногда возникали некоторые… трудности, связанные с бардаком, который творился в MediaTek. Не в российском офисе, а именно на глобальном уровне. Помнится, MediaTek в какой-то момент совершенно официально объявила о сотрудничестве с французской Gameloft – одним из топовейших разработчиков мобильных игрушек. Дескать, Gameloft хитрым образом оптимизировала свой хитовый шутер Modern Combat 5 под некоторые чипы MediaTek, и благодаря этому графика на смартфонах и планшетах с этими процами будет лучше, чем на устройствах с железом той же Qualcomm. PR-мальчик из российского представительства – Сергей Мёдов – пафосно потребовал немедленно взять этот кейс в работу, снабдив публикации сравнительными фото, а лучше – видео. Ну мы и сравнили графику в Modern Combat 5 на планшете Alcatel с чипом MediaTek и на каком-то планшете с процом Qualcomm или Samsung (уж не помню точно). И почему-то оказалось, что картинка на устройстве с Qualcomm или Samsung была… заметно красивше! Сергей Мёдов, увидев результаты тестирования, засунул язык в жопу пошел типа узнавать у тайваньцев – как такое вышло. Узнает до сих пор… 

***

Так или иначе, в период с октября 2014 по апрель 2015 мы сделали для MediaTek реально дохрена. Ниже – табличка, в которую сведены все цифры по нашей кампании. 

 

Тут нужно прояснить несколько моментов. Первый: цена контакта в случае MediaTek Labs была гораздо выше, чем в случае «просто MediaTek», потому что проект Labs был рассчитан не на широкую аудиторию, а на адских гиков-технозадротов. А их, как я уже писал выше, пойди еще найди + вотрись в доверие + расскажи о своем продукте. Это крааайне непросто! Между тем цена контакта в случае «просто MediaTek» была тоже чутка высоковатой, но! Речь ведь шла не о консьюмерских товарах, а о довольно сложной для массового потребителя хрени – процессорах. Поэтому такая цена – 89 копеек – была на самом деле более чем уместной. 

Второй момент: да, в 2014-2015 публикации во «ВКонтакте» еще имели совершенно очевидный четкий смысл – там тусовалась самая широкая публика, в основном из регионов. Сегодня же паблики в этой соцсети как рекламные площадки не представляют ровно никакого интереса. Ниже, кстати, ряд креативов для развлекательных сайтов и «Контактика», которые мы сделали в рамках кампании. Все они так или иначе посвящены технологиям, которые были реализованы в железках MediaTek тех времен. Технологии эти типа помогали экономить заряд аккумулятора, повышать качество селфи, снимать замедленное видео и так далее и тому подобное.

Все это мы весело и зажигательно иллюстрировали, ориентируясь именно на массовую аудиторию: 

   

   

   

   

   

Еще скажу, что 15 млн – это охваты на апрель 2015. И уже тогда они были более чем в полтора раза больше, чем мы обещали клиенту: в изначально согласованных планах значились 9 млн, таковы были наши прогнозы. Но за счет качества контента и его интересности получилось 15 млн (об интересности, кстати, косвенно говорит еще и адское число лайков – более 570 тыс.; дизлайков же было всего чуть больше 8 тыс.). 

А ведь существует еще и такое понятие, как хвосты! Подробнее о них читайте, например, вот тут. Если коротко: некоторые тексты и видео читают-смотрят буквально годами. Клиент платит один раз и получает обещанную нами читаемость, но на практике она продолжает расти и со временем… Со временем вырастает просто адски! Я бы и рад дать точную цифру – сколько людей сейчас, спустя 7 лет, в 2021 году, прочитало наши статьи про MediaTek. Но, увы, подсчитать это просто нереально: на каких-то сайтах в какой-то момент заменили счетчики, какие-то ресурсы вообще исчезли, с каких-то удалили старые статьи (включая и наши про MediaTek), ну и так далее. Слишком много времени прошло! И тем не менее: вот, скажем несколько статей в формате «было тогда – стало сейчас». 

Думаю, я не сильно ошибусь, если скажу, что свои 30 млн вместо изначальных 15 наш клиент таки получил. То есть примерно вдвое больше, чем было на конец кампании. И это по самым скромным подсчетам! (При этом я не могу не признать, что сейчас, в 2021, толку от наших статей уже не очень много: описанные в них технологии, процессоры и устройства давно устарели, а в топах выдачи поисковиков созданного нами контента уже нет.)

Ну и еще дам одну цифру. В плане, подготовленном нами для MediaTek, значились цены публикаций на тех или иных площадках. Официальные цены. Однако затем в дело включались наши менеджеры и я лично. Включались – и… принимались адски торговаться. Выбивать скидки. Брать публикации оптом: например, договариваться не об одном посте, а сразу о трех, получая за счет этого снижение цены. Мы, собственно, всегда так делаем – экономим клиентские деньги просто до усрачки, до исступления. См., например, здесь: наш клиент Вадим «Тюмен Маск» Боков выкинул лишние 10% денег, решив договориться с рядом блогеров самостоятельно, минуя нас. 

Так вот с MediaTek все вышло еще круче! Могу сказать, что если бы клиент договаривался бы с площадками сам, то совершенно аналогичная кампания обошлась бы ему не в $121 000, а в… $360 000! То есть она была бы ВТРОЕ ДОРОЖЕ, чем у нас! Ну или, как вариант, клиент потратил бы $121 000, но получил бы втрое меньше публикаций. Не 421, а где-то около 140. А это, как говорят на родине нашего эксперта Алексея С., в Одессе, – «две большие разницы».  

***

Однако перенесемся вновь в 2014. В какой-то момент, примерно в декабре 2014, Анна Валяльщикова пришла с очень радостным, тешущем наше самолюбие (чего там греха таить!) известием. А надо сказать, что в те времена в MediaTek, как и в других крупных корпорациях, эффективность пиара/маркетинга оценивали главным образом количеством публикаций. (Кстати, кое-какие слоупоки и сейчас так делают, муахаха! О том, какие параметры оцениваем мы, см., например, здесь.) Мол, чем больше о нас написали в таком-то регионе – тем круче работает местное представительство. 

Так вот: обычно на Россию приходилось 7-8% общемирового объема публикаций про MediaTek в месяц. А после старта нашей работы ВНЕЗАПНО эта доля выросла до 30%. То есть почти треть всех написанных во всtм мире статей-новостей-обзоров, касающихся MediaTek, была сгенерирована у нас, на русскоязычном рынке. И этот адский рост – почти в четыре раза, или с 8% до 30% – был именно нашей заслугой. Причем, что важно, это были не какие-то пустопорожние материалы: тайваньцам из MediaTek было насрать, они только на количество смотрели и русского языка ваще не знали, и поэтому всякие бессмысленные и тупые публикации тоже прокатили бы (ну типа «статья про процы MediaTek в газете "Вечернее Бескудниково", которую только бабки 90-летние читают»). Но мне было НЕ насрать, и мы генерировали реально качественные, подробные, продуманные, осмысленные, вкусные материалы с четкими маркетинговыми мантрами. Так что тем 15 млн человек, которые эти тексты прочитали, мы реально вбили в голову инфу о преимуществах процов MediaTek и MediaTek Labs. И ведь их на самом деле даже не 15 млн, а минимум 30!

Так вот: Анна вроде бы радостно принесла нам это известие (про 30%), а потом… Потом начало твориться что-то странное. Что сама Анна, что ее PR-мальчик Мёдов начали общаться с нами… Ну как-то слегка по-другому. Менее доброжелательно, короткими фразами… Плюс Мёдов, который обычно без проблем согласовывал тексты, принялся придираться к мелочам, затягивать согласования, устраивать истерики. Оно понятно, когда подобные придирки «выписывает» человек в теме, человек, который хочет отполировать материал до блеска. Но Сергей был обычным молоденьким пацанёнком, который, понимая, что вообще не рубит в продукции работодателя, поначалу как бы полностью делегировал работу над контентом нам. Согласования же имели весьма формальный характер. А вот позже, после оценки первых (и очень крутых) результатов нашей работы, с его стороны пошли какие-то странные доебки и затягивания. Видно, что человек нихера не понимает, но тужится как при запоре, пытаясь отыскать хоть какие-то недостатки в нашей работе. Например, однажды он доебался до фразы «…в конце 2013-го года…»: мол, «вот это ваше "-го" неправильно и неграмотно, да и в целом текст плохой». 

Затем внезапно оказалось, что среди всех подписавшихся (по всему миру!) на проект MediaTek Labs людей аж 25% (четверть!) были русскоговорящими. То есть русскоязычные страны – фактически б. СССР – дали каждого четвертого разработчика в мире! Совершенно очевидно, чьи усилия стояли и за этим успехом. В результате Валяльщикова и Мёдов стали еще черствее по отношению к нам, а количество придирок и истерик в очередной раз выросло. Хотя, казалось бы, им нужно было радоваться: российский офис MediaTek добился таких потрясающих результатов, и они заметны на самом высоком международном глобальном уровне! Да, сами Сергей и Анна имели к ним весьма опосредованное отношение. Они скорее мешали нам, нежели помогали. И тем не менее: для Больших Боссов с Тайваня именно они, Анна и Сергей, были лицом этих успехов. 

Тем временем подошел февраль 2015 года, а вместе с ним – и выставка Mobile World Congress 2015 в Барселоне. Анна неожиданно обратилась ко мне с ультимативным указанием: выделить из бюджета несколько тысяч долларов для отправки на выставку ряда товарищей из команды гаджетного ресурса… ну пусть будет Vilked. Мол, MediaTek выступит спонсором их командировки. Я, признаться честно, немного охуел удивился такой просьбе: этот ресурс тогда в число сколько-нибудь серьезных и популярных не входил… Более того, вместе с командой Vilked Анна везла на MWC и еще две группы журналистов с других ресурсов – пусть и более жирных, но, тем не менее, далеко не факт, что на это стоило тратить такие бабки. Какие? В сумму на три ресурса – $11 000. У нас же средняя цена хорошей качественной статьи, написанной с использованием всех необходимых маркетинговых мантр, составляла $500. Получается, что вместо этого «вывезения» журов на MWC мы могли сгенерировать более двух десятков отличных публикаций на площадках, куда более вменяемых и интересных с точки зрения наличия живой аудитории. Причем это были бы куда более крутые и полезные для клиента материалы, чем те, которые родили бы журналисты после посещения выставки. 

Но Анна была непреклонна. Тогда я предложил хотя бы четко договориться о том, что журналисты гарантированно напишут определенный объем публикаций про MediaTek. Например, пару репортажей с выставки и пару аналитических статей… Но и это мое предложение понимания не нашло – оно было вообще встречено крайне агрессивно. Анна просто требовала выдать денег из бюджета (все деньги проходили через мой банковский счет) и отвезти ее знакомых хороших ребят в Барселону. Точка. И я даже практически уверен, что Валяльщикова никакой выгоды для себя за это не получила. Просто это такое, знаете… Ну как сказать… Анна решила расставить приоритеты таким образом, что некий реверанс хорошим давним знакомым журналистам оказался важнее действий, которые принесли бы ее работодателю (MediaTek) совершенно реальную калькулируемую пользу. Я имею в виду те самые публикации, которые мы могли бы сделать на эти $11 000. Но… Анна победила, и журналисты поехали в Барсу. Сняли там целую виллу и развлекались аж неделю – пока шла выставка… 

Видимо, это мое сопротивление стало последней каплей для Валяльщиковой. Наши отношения испортились окончательно, и буквально в течение пары месяцев – к апрелю 2015 – завершились. Причем на такой себе достаточно грубой ноте – мне вполне очевидно, что поздравлять друг друга с ДР и бросаться в объятья при гипотетической встрече мы не станем (как это у меня бывает с массой других бывших клиентов). 

Ну а теперь давайте-ка разберемся – почему вдруг Анна и ее нежный подручный Серёжа Мёдов совершенно не обрадовались нашим успехам и в конечном итоге свернули охренительно успешную кампанию. Все нижеследующее не мной придумано – под занавес проекта Валяльщикова сама на это явно намекнула в кулуарных разговорах с тогдашней моей партнершей и гражданской женой Мариной Рожковой (ныне в АМР не работающей, подробности – здесь). Дело в том, что если у меня лично не складывались (ну или портились) отношения с какими-либо клиентами из-за их слабой адекватности (в моей системе координат), я обычно поручал общение с ним именно Марине. Ей каким-то образом – возможно, из-за особенностей характера – удавалось налаживать контакты с таким не-вполне-адекватами. При этом клиенты даже не подозревали, что у нас с Мариной есть отношения и даже общий ребенок. Они (клиенты) считали нас пусть и партнерами по бизнесу, но все же отдельными единицами. А значит, если с Фадеевым они общаться не хотели, то с Рожковой им иметь некие контакты никто не запрещал. Так было и с Валяльщиковой: Фадеев в какой-то момент стал для нее крайне токсичным, а вот Рожкова осталась условно нормальной. Вот Анна с ней и поделилась… 

Суть в следующем. Вот есть Анна Валяльщикова – человек больших корпораций, ранее работавший в Yota и еще каких-то подобных конторах. Потом она пришла в MediaTek главой российского офиса. Что она делала на этом посту? Не совсем понятно, поскольку MediaTek предлагала и предлагает не конечный проект, а компоненты для устройств. Это значит, что Анне не нужно было общаться с розничными сетями, не нужно было строить поддержку и сервис, не нужно было заниматься логистикой. Словом, всем тем, что таки приходится делать, например, главе российского офиса PocketBook или там Atlantic. При этом российские бренды смартфонов и прочих гаджетов заказывают свои устройства на китайских фабриках, которые сами закупают процы у той же MediaTek. Закупают ТАМ, в Китае. То есть нет такого, что российский бренд идет в российский же офис MediaTek и о чем-то там договаривается – например, о закупках процов. Нет! Российский бренд идет строго на китайскую фабрику, и она уже по своим каналам взаимодействует с MediaTek. Причем не с российским офисом MediaTek, а с местными – тайваньским или там китайским. Получается, что российский офис MediaTek имел… Ну такие, знаете, представительские функции. Примерно как президент Германии какой-нибудь: типа он есть, но ничего толком не решает, потому что решает канцлер. Задачи же президента – исконно церемониальные. 

Вот так и Валяльщикова со своим Мёдовым: светануться на прессухе, где показывают девайс с железкой MediaTek внутри, дать какой-то коммент для журналистов, сопроводить тайваньского топа MediaTek в кабак, если он вдруг приедет в РФ… Ну и все в таком духе.  

В общем, судя по всему, ничего очень уж сложного в задачи Валяльщиковой на ее должности в MediaTek не входило. У нее была размеренная спокойная жизнь топ-менеджера крупной международной корпорации, который по жизни был в вечной зоне комфорта и которого при этом никто особо в расчет не брал, сложными задачами не грузил, но и серьезно не воспринимал. Все ОК у Анны было! Тихо и спокойно – плюс зарплата наверняка очень хорошая, и тоже в твердой валюте. Тайваньцы выделяли ей какие-то бюджеты на какую-то деятельность – причем, видимо, не потому, что это было реально необходимо, а потому что… Ну есть офис в России – значит, ему таки нужно что-то дать. Просто потому что так положено. Между тем отчитываться за расходование полученных денег Анне нужно было лишь формально. (Я это не к тому, что Валяльщикова спускала бабки куда-то не туда, а просто к тому, что едва ли она сталкивалась с необходимостью ювелирно отчитываться за каждый цент и утопать в бумажной волоките.) 

И всё бы было у Ани хорошо и комфортно, но тут на сцену выходит Фадеев и начинает петь. Блеять!

Фадеев делает свое дело настолько хорошо и эффективно, что тайваньские боссы вдруг резко начинают замечать российское представительство – обращают на него самое пристальное внимание и начинают Анну адски заебывать вопросами. Ой, у тебя такие результаты! Круто! А как удалось их добиться? Что ты для этого сделала? А с чьей помощью? А давайте перенесем этот опыт на другие рынки! А заполни-ка отчет о том, как и на что потрачены бабки в России! И еще один отчет. И еще. И еще…

Короче говоря: была у Анны спокойная размеренная жизнь, а стала – нервная и неспокойная. Ее начали дергать и контролировать большие начальники. При этом, надо полагать, никаких особых преимуществ для себя Валяльщикова в результате наших побед не получила. Вот если бы она увеличила число публикаций про MediaTek на русском языке на 2% – ее бы, возможно, похвалили или как минимум просто бы не замечали и дальше. Но число публикаций выросло аж в четыре раза. Ну и реакция больших боссов оказалась иной: Анна получила лишь тонну геморроя. И, естественно, после этого она всеми силами попыталась нашу активность притушить. Прекратить ее сразу же, одним нажатием на кнопку, она по каким-то причинам не могла, и поэтому сперва нас пытались притормозить придирками к текстам… Плюс – постепенным сокращением бюджетов. Так, в ноябре-феврале нам выделили в районе $181 000, то есть примерно по $45 000 в месяц. Между тем на март-апрель в сумме пришлось $40 000. Хотя, казалось бы, именно в феврале прошла профильная для MediaTek выставка MWC в Барселоне, после которой в марте можно и нужно было поднимать дичайший информационный шум (благо новинок MediaTek навезла на MWC – мама не горюй!)...

Но нет, мы перевели и разослали какие-то дежурные пресс-релизы, выделили бабло для поездки на выставку товарищей с говно-ресурса Vilked… А вот остальные наши инициативы подавили. Например, на выставке показали смартфон Sony с чипом MediaTek, и мы предложили сделать ряд текстов об этом. Ответом было жесткое «нет». 

В конечном итоге нас от MediaTek открутили. Анна и открутила. Не потому, что мы плохо делали свое дело. А вот как раз потому, что делали мы своё дело очень хорошо. Сильно лучше, чем надо было лично ей. Да, в больших корпорациях все обстоит именно так. Наемным топ-менеджерам не нужна эффективность, им не нужно рвать рынок, они не нуждаются в каких-то ярких достижениях. Они хотят только спокойствия и тишины – сидеть задницей на теплом стуле в комфортном офисе, получать высокую зарплату и хороший соцпакет… Они мечтают никуда не спешить, не нервничать, не привлекать чересчур много внимания вышестоящего начальства…

  

Здесь так и просится еще одна история – на ту же тему. Она про российский офис компании… ну пусть будет «Хуйвейбин». Самое начало 2010-х годов, китайцы только-только переходят от роли производителя дешевого говна по заказу сотовых операторов к построению собственного бренда и самостоятельной работе на рынке. Для помощи в продвижении смартфонов берется крупное международное агентство FHV (FleishmanHillard Vanguard). И вот мне один из маркетологов российского офиса компании «Хуйвейбин» по старой дружбе конфиденциально сливает любезно присылает отчет этого агентства о проделанной за месяц работе. В отчете – ссылки на вышедшие публикации. Я просто беру и смотрю площадки. Рядом пишу цены, за которые мы бы организовали ровно те же самые рекламные публикации ровно на тех же самых площадках. Точно такие же публикации, точно на тех же площадках. Складываю. Получилось… 5 тысяч долларов. Спрашиваю этого маркетолога: «А вы сколько за это заплатили?». Ответ: «20 тысяч долларов». Немая сцена! КААААААК????

То есть мы могли бы сделать ровно те же публикации ровно на тех же ресурсах. Но вместо $20 000 было бы всего $5 000. Или могли бы потратить $20 000, но сделали бы в четыре раза больше публикаций, чем FHV. Я ему предлагаю: мол, а давай пойдем к твоему начальству и скажем, что можно бюджет на маркетинг уменьшить в четыре раза! Тот отвечает: «Ты, Миша, реально думаешь, что им не похуй на бюджет? Да какая им разница – $20 000 в месяц или $5 000? Это же не их деньги. Это бабло китайцев, которые очень далеко и у которых бабла много. А тебя и твоего сраного АМР нет ни в каких топ-рейтингах агентств. Ты не крупное сетевое международное агентство – и у тебя нет офисов в Париже, Нью-Йорке, Риме. Так что будь вы хоть в 20 раз дешевле, тут это нахуй никому не нужно». Но я-то точно знаю, что по обороту вхожу в топ-5 на российском рынке. Правда, у меня несколько юрлиц – группа компаний. Плюс еще есть компания в Гонконге и оффшорные счета. Но суммарно мы вовсе не какая-нибудь ссаная лавочка из двух девочек-студенток. «Ты не понимаешь. Никто не будет это считать. Люди открывают опубликованные рейтинги и смотрят. Не имеет значения, сколько у тебя по факту оборот. Не важно, что ты в четыре раза дешевле FHV… Важно, есть ты в опубликованных рейтингах или нет. Если есть – всем похуй, что ты умеешь и сколько ты стоишь». 

То есть, опять же, рейтинг позволяет менеджеру прикрыть жопу и снять с себя ответственность за выбор подрядчика. Вот если продвижение пойдет криво и косо, то российский менеджер «Хуйвейбина» может сказать китайцам: мол, а нас пиарит FHV! Те же люди, что пиарят Microsoft и IBM! Ну и будет жопа этого менеджера надежно прикрыта: китайцы не смогут ему предъявить, что он нанял для продвижения их смартфонов каких-то неизвестных долбоебов. Именно для этого все эти рейтинги, собственно, и существуют, и именно поэтому все агентства так надрачивают на то, чтобы туда попасть. А поскольку реальных критериев эффективности работы нет, и заказчик часто понятия не имеет, как ее оценивать – выбор между несколькими агентствами из рейтинга чаще всего происходит в соответствии с размером отката. Нет, это вовсе не российская специфика: и китайцы, и японцы, и даже американцы со своим пресловутым комплаенсом вполне так живенько интересуются, как именно подписание контракта повлияет на их персональное благосостояние.

Так вот, возвращаясь к MediaTek и Анне Валяльщиковой. Она просто совершила ошибку – взяла и наняла нас. Возможно, она бы и не сделала этого, если бы не протекция моей давней подруги – тайваньки Шарлотты Ли, куда более высокопоставленного менеджера-старожила. Анна на тот момент работала в MediaTek всего около полутора лет (если точно – с мая 2013), и спорить, вероятно, не посчитала возможным – тайваньские коллеги просто не поняли бы… А вот если бы Валяльщикова выбирала агентство самостоятельно, то, думается, остановилась бы как раз на каком-то FHV. И все было бы чинно, неспешно, с ростом в пару процентов публикаций в квартал, а главное… Ваще без геморроя! И, возможно, даже с премиями Анне за «ударный» труд.

А так… Валяльщикова получила проблемы на свою попу, а вот мы получили офигенный опыт. Мы сделали классную кампанию, принесли реальную пользу крупному международному клиенту. За что и пострадали. И чуть не поели вкусных пирожков на поминках нашего главного техэксперта Алексея С., едва не умершего от перенапряга. Мне совершенно не стыдно перед клиентом ваще ни за что – потому что 15 млн охваченных людей (превратившихся в итоге минимум в 30 млн), причем охваченных офигенным, качественным, высококлассным и профессионально созданным контентом, – это определенно победа.

Победа такого уровня, что даже сейчас, спустя 7 лет, о ней рассказать совершенно уместно – что я, собственно, и сделал этим длиннючим текстом.

P. S. Ну а в качестве бонуса рекомендую прочитать мой недавний пост в телеге. Там чуть другая история, но ровно на ту же тему: как команду из российского офиса крупной международной корпорации Johnson & Johnson в один момент выкинули на мороз за то же, за что MediaTek выкинула на мороз нас. А именно за охренительные результаты в развитии бизнеса. Да-да, выкинули ровно по той же причине: эти результаты кое-кого внутри компании очень сильно не устроили… Причем недовольные нашлись именно в самой Johnson & Johnson. История свежая – буквально 2021 года. Так что годы идут, а мир больших корпораций и их проститутошных внутренних интриг, увы, не меняется.
 

Триггер дефицита и холодные продажи: почему они больше не работают

Рассказываю о ряде сомнительных методов стимуляции продаж, от которых всем здравомыслящим бизнесам стоит поскорее отказаться

Кейс: как мы рассказали 30 миллионам людей про дичайшую крутость тайваньских процессоров MediaTek

Кампания была мощной, масштабной и адски эффективной, но это кое-кому очень не понравилось, и в итоге сейчас мы с MediaTek не работаем

О выборе блогеров: три важнейших фактора риска, которые, увы, невозможно просчитать

Опыт показывает, что окончательные выводы о качестве того или иного блогера следует делать только по результатам реальных размещений – и никак иначе