Исповедь директора завода: кому на Руси руководить хорошо?

Все деньги России стекаются в Москву. Факт! Почему это происходит?

Интересную точку зрения относительно этого извечного вопроса я услышал, пообщавшись не так давно с руководителем одного небольшого регионального завода. Но об этом чуть позже.

МОСКВИЧАМ известно, что все нормальные люди давно переехали в Москву, потому что за МКАДом жизни нет, в регионах — жуткая разруха, глад и хлад. И медведи с балалайками пьют водку, а закусывают остатками великого советского сельского хозяйства и великой же советской промышленности. Те люди, которые что-то собой представляют, на что-то годятся, не сидят в своей «мухосрани», а непременно едут в Москву. А где способные люди, там и дела, и деньги. Поэтому логично, что все денежки в Нерезиновой и крутятся.

ОСТАЛЬНЫМ жителям России известно, что Москва забирает все деньги, что столица жирует за счёт регионов. Поэтому в регионах невозможно жить, там жуткая разруха, глад и хлад. И медведи с балалайками пьют водку, а закусывают остатками великого советского сельского хозяйства и великой же советской промышленности. Так что жить в регионах невозможно, вот и уезжают достойные люди с периферии в Нерезиновую. За деньгами уезжают, которых в регионах не осталось. А где деньги, там и способные люди, и дела. Поэтому логично, что 10 % населения России в столице крутится. А остальные охают и причитают о своей тяжкой судьбе. И ждут доброго батюшку царя.

Третьего дня приехал к нам в офис интересный мужик лет 35. Наёмный генеральный директор завода, одного из градообразующих предприятий в N-ске, небольшом городе, удачно расположенном между двумя столицами. И этот городок, и завод мы потом посетили целой делегацией. Ехали туда по новой шикарной платной трассе Москва — Питер часа три. И реально всё оказалось очень похоже на то, что рассказал наш гость. Если коротко — о том, как устроена современная Россия (ну и бизнес в ней). Отдельные штрихи к портрету, так сказать, и людей в провинции, и государства как явления, и бизнеса в этом государстве с этими людьми... Короче, очень жизненный, насыщенный рассказ получился. Ну и послушать это было крайне интересно, а вам, надеюсь, будет интересно почитать. И начнем мы издалека...

Наш герой (назовём его Иван Молодцов) из тех self-made-уникумов, которым удалось выбраться из «ведра с крабами», добиться поставленных целей и реализовать свои мечты.

Иван родился и вырос в том самом N-ске, милипиздрическом городке с населением в одиннадцать тысяч человек, что затерялся в болотах Центрального региона России где-то между Москвой и Питером. 

Семья Ивана была самой обычной. Мама работала на заводе, папа был водителем. Родители никогда никуда его не возили: ни на море, ни в пионерлагерь. Единственным развлечением было летом гонять на велике у бабушки в деревне, недалеко от родного городка. Но Ваня знал, что существует другая жизнь — с морскими курортами, европейскими чистыми городами, хорошим образованием. Это знание сформировало у парня совершенно конкретные цели. С детства Молодцов мечтал стать не лётчиком или космонавтом, а единственным уважаемым в городке классом людей — ДИРЕКТОРОМ.

Нет, Иван не сорвался сразу в Москву на поиски лучшей жизни! Тернистый трудовой путь он начал на этом же заводе, работая рядовым технологом в цехе. Только потом уехал работать в крупной столичной полугосударственной структуре. Стал хорошим профессионалом. Двигался по карьерной лестнице и превратился в неплохого управленца. А потом вернулся на малую родину, на тот же завод, где и начинал. Но уже наёмным управляющим — директором, как и мечтал в детстве!

Металлообрабатывающее производство, которое досталось нашему герою в управление, было старым, ещё советских времен. Основано оно годах в 50-х прошлого века. Продукция завода пользовалась заслуженным НЕуважением на рынке, потому что она была откровенно плохой, ломучей, ненадёжной. Производство работало жутко неэффективно, всё через жопу. В цехах отвратительно воняло совком: и в прямом, и в переносном смысле.

Но, несмотря на то что продукция предприятия была ужасной, она всё равно оставалась востребованной и пользовалась некоторым спросом. Как говорится, на безрыбье и рак — рыба. Конкуренты — завод в Кыргызстане (такое же наследие СССР, которое, что удивительно, ещё работает) и несколько подобных заводов на просторах бывших союзных республик.

Итак, молодой директор, управленец новой формации, господин Молодцов заступил на должность, вооружившись актуальными знаниями о процессах, методиками финансового учёта и планирования. Хотел сразу же обновить финмодель предприятия, сократить издержки и увеличить эффективность производства. Обойти конкурентов, вывести предприятие из жутких убытков. Калькулятор был его главным рабочим инструментом — ну прямо так же, как у меня. Один в один.

А что же по факту?

Все его прекрасные начинания, основанные на полученном за государственный счёт ценном знании (к этому моменту мы вернёмся ниже), упирались в какую-то невидимую преграду. Было непонятно, с чего начать, как подступиться. Иррациональность происходящего сбивала с толку. Было ощущение болота, когда каждое новое усилие погружает тебя всё глубже в безысходность.

На заводе было совсем плохо. Причём помимо решения прямых и срочных вопросов, касающихся непосредственно производства, приходилось сталкиваться с валом побочных проблем. Например, налаживать работу котельной. Собственно, рассказ про котельную станет первым в целой коллекции любопытных историй. Они покажут, куда мы катимся, что творится в головах у людей, как со всем этим можно/нужно бороться и что это вообще такое — страна Россия. Уж пардон за пафос, но рассказы нашего клиента действительно иллюстрируют много чего глубинного, народного, неочевидного на первый взгляд, но очень жизненного.

История про котельную

Главной социальной ответственностью завода как градообразующего предприятия была котельная, которая обеспечивает горячей водой соседний жилой микрорайон. Эта котельная полностью стоит на балансе завода, и обходится её содержание в 23 миллиона рублей в год. Она занимает отдельный цех, обслуживается некоторым количеством сотрудников. Но точной системы учёта расходов на эту котельную обнаружить не удалось. Какая замечательная «кормушка», не находите?

Конечно, заниматься котельной абсолютно некогда, если есть более срочные дела, связанные с производством. Но нагрузка на убыточное предприятие была слишком тяжелой, поэтому пришлось начинать с латания таких дыр, в которые бесконтрольно утекали и без того скудные ресурсы умирающего завода.

Иван Молодцов занялся этим вопросом вплотную — и вот построена новая технологичная и автоматизированная котельная! Необходимый для её обслуживания персонал сократился практически до нуля. Следовательно, расходы на трудовые ресурсы свелись к минимуму. Сама котельная уменьшилась в размерах с цеха до пары комнат. Налажен учёт: теперь стало легко отслеживать, куда идёт утечка плюс-минус 30 литров, сколько энергии тратится на эту воду, куда вода уходит и так далее.

Был убыточный кошмар — стало приятно и полезно!

Вдохновлённый первой победой, Иван снова было взялся решать стратегические вопросы производства.

Чем отличается директор от НЕдиректора

Оказалось, что причины бедственного положения завода и ощущения тщетности усилий были не только в кривом хозяйствовании предыдущих управляющих старой закалки. И не только в древнем, как копролит, оборудовании. Люди, которые на том заводе работали, в массе своей также вызывали недоумение и даже охуяж.

Иван рассказывает: «Я был просто поражён, насколько изменилось отношение моих бывших коллег-земляков ко мне, когда я пришёл на завод второй раз, но уже директором. Было видно, что люди меня не понимают! Несмотря на то, что я из их среды вышел, я ровно такой же, как и они. Из того же города, и тоже в своё время довольно долго работал в цеху». 

Оказалось, что люди просто не хотят, не желают думать о том, как лучше жить. 

Знаете, какая для них самая большая радость в жизни? То, что их нереально мотивирует? Чтобы по телевизору показали, как какого-нибудь начальника, чиновника, бизнесмена, директора ведут в наручниках. Неважно, за что его взяли, неважно, виноват он или нет. Главное, что этого «эксплуататора» арестовали и куда-то ведут. Всё! Тогда день задался и наступило щастье.

Кстати, на этом держится система сдержек и противовесов, которая работает во власти на местечково-локальном уровне. Местное руководство реально боится, что могут арестовать и увести, а народ будет это только приветствовать. 

Интересно, неужели действительно «проклятые эксплуататоры» виноваты во всех бедствиях простого народа? И если бы не они, то всё на самом деле было бы чудесно?

Люди и работа

Помимо старого советского оборудования и метода хозяйствования, Ивану достался и советский менталитет работников завода. Причём этот менталитет наблюдался даже у тех, кому в конце 2010-х было всего по 25-30 лет и кто в СССР даже НЕ родился.

Люди количеством около 400 душ к работе относились оригинально. Основной их обязанностью считалось посещение завода в установленное время. Весь рабочий день было принято проявлять максимум способностей, энтузиазма и смекалки с целью как можно ловчее уклониться от работы. И побольше стащить. Пёрли всё, что только можно. Иногда даже удивительно было, на кой ляд им сдалась какая-то стружка? Видимо, входили в раж и включался чистый спортивный интерес. Воровство ради воровства — в манере декаданса, не иначе.

Своё нежелание работать объясняли слишком низкой зарплатой. Кто бы сомневался!

Как человек рациональный, Иван предположил, что если человек за копейки работать не хочет, то можно его замотивировать деньгами.

И тут началось самое интересное! Народная логика, бессмысленная и беспощадная. Психология глубинного народа, как говаривал известный чеченский политический деятель Владислав Сурков.

Стоит повысить зарплату, и люди рассуждают так: «Я раньше ходил на работу, ни фига не делал, мне платили за это тридцатку. Теперь подняли до полтины. Значит, я правильно работал, и сейчас нужно ещё больше ни фига не делать!».

И ведь не поспоришь! «Л» — Логика!

«Ладно, зайдём с другой стороны», — подумал Иван.

Вызывает Молодцов к себе работника. Говорит: «Давай ты будешь больше работать, чтобы больше получать?».

И что же слышит в ответ?

«Не-е, так не пойдёт! У меня деревня, у меня там огурцы, у меня там куры, свинья! Я должен заканчивать ровно в пять вечера и ехать в деревню, ухаживать за своим хозяйством. На хрена мне твои деньги нужны? А кто хозяйство будет держать?»

Потому что наш народ не доверяет никому, кроме собственного огорода! Наш народ всегда готов к апокалипсису любого масштаба. Вот только к нормальной жизни не готов. Вот и живёт натуральным хозяйством! Люди ходят на работу, чтобы заработать минимум денег: на телефон, телевизор, электричество и корм курям. А больше им не надо.

Так что идея финансово замотивировать персонал откровенно провалилась.

Справедливости ради надо сказать, что не все сотрудники такие уж уклонисты, несуны и заядлые дачники. Иногда некоторые из них даже не прочь поработать.

Но и в те редкие моменты, когда у рабочего вдруг встало на поработать, даже небольшое препятствие оказывается непреодолимым! Как они вообще размножаются, если так легко сдаются???

Рабочий и докладная 

Начальник спрашивает куда-то идущего рабочего: «Чем ты сейчас занимаешься?». 

«Иду писать докладную, что у меня комплектующих не хватает», — отвечает рабочий. 

Прошёл час. Начальник: «И что?».

Рабочий: «Ну вот я написал, но мне сказали, что я написал неправильно. Иду переписывать». 

Ещё час проходит, рабочий говорит: «Теперь мне сказали отнести докладную главному инженеру. Но его нет на месте!».

Он с этой докладной запиской всё время как будто чем-то занимается. В любой момент готов начальнику рассказать, как он тяжело с докладной ходит туда-сюда. А по факту весь день ничего не делает! 

Он не ищет кратчайших путей, он на самом деле не хочет, чтобы детали у него появились. Он хочет таскаться с этой запиской! Уклонение от работы, обман злого эксплуататора-директора — уважаемое в местном обществе занятие.

И от этого всего полное ощущение какого-то киселя вокруг, как в дурном сне.

Соблюдайте технику безопасности! 

Столкнулся директор Молодцов и с внезапным пробуждением немотивированной рабочей энергии у работников.

На предприятии у нашего героя был электрик. Заслуженный сотрудник, 35 лет на заводе. Электрик что должен делать, если всё работает? Электрик как сисадмин! Солдат спит, а служба идёт!

Но вот он заколебался ничего не делать и полез чистить какие-то контактные группы на высоковольтных линиях. По технике безопасности — абсолютно бесполезная штука, кстати! (сарказм, если кто вдруг не понял) — нужно было отключить не один рубильник, а целых два. Но это же так влом! Даром что оба рубильника рядом стоят. Так что доблестный электрик с 35-летним стажем отключил только ту контактную группу, линию которой чистил. В процессе чистки он, естественно, случайно, ненарочно, машинально задел железной щёткой вторую, неотключённую группу контактов. Случилось короткое замыкание, горе-электрика отбросило на десять метров и сильно обожгло лицо.

По Трудовому законодательству любые повреждения лица автоматически считаются тяжёлой производственной травмой. Если человек получил на производстве такую травму, заводится уголовное дело. К уголовной ответственности может быть привлечён мастер, начальник цеха, главный по технике безопасности... Достаётся и генеральному директору. Прокуратура, проверки, инспекция по охране труда, собес, полиция — в общем, скучать некогда...

Так что опять Иван занимается вот такими увлекательными делами. Вместо того, чтобы искать способы вывести завод на прибыль.

У нашего Ивана Молодцова очень много энергии, сил, но завидовать тут нечему... С большого ресурса и большой спрос. Работать приходится на износ, нервы тратятся километрами.

На вопрос «А как вы отдыхаете? Вообще вы как-то отдыхаете?» Иван отвечает, немного замявшись: «Да никак и не отдыхаю. Иногда жена берёт меня за шкирку, вытягивает, куда-то увозит на пару недель… На море там… В пансионат… Практически насильно увозит. Потому что видит уже, что сил нету и нужно меня натурально спасать».

И вот однажды выходит наш директор из такого вынужденного отпуска. А за время отсутствия на заводе опять возник нежданчик!

Ещё один «особо одарённый» сотрудник предприятия решил, что техника безопасности придумана слабаками для идиотов. А он-то, конечно, не такой. Он взрослый 50-летний опытный наладчик. Он полжизни на этом заводе проработал! Разве с ним может что-то случиться?

Налаживал пресс, а отключать его не стал. Зачем? Ну пресс и оттяпал ему левую ладонь...

Опять тяжкие телесные повреждения, прокуратура, полиция, отдел охраны труда, куча заявлений, куча бумаг... Тут уже не до производства — не закрыли бы в тюрьму, на радость местному бомонду!

А пострадавший, не будь дураком, после больницы первым делом пришёл на завод и попросился на приём к нашему герою — просить материальной помощи. Помощь ему, конечно, дали. Ещё полтора миллиона штрафа оплатили в инспекцию. И плюс пожизненное содержание инвалида. Потому что он же на производстве травму получил. Таков закон, а закон надо соблюдать!

«Ну дык, ёлки-палки, слава богу, что отрезало левую руку, стакан-то я держу правой! Да и вообще, теперь можно на законных основаниях ничего не делать. Сидеть в деревне, разводить курей-свиней и ва-а-аще не работать. Потому что мне теперь пенсия по инвалидности положена! И пенсия приличная — тыщ 15! А тут я впахиваю, а получаю тридцадку только». То есть он даже не расстроился от такого положения дел! Руку потерял? Так у этого даже позитивные стороны есть!

В результате генеральный директор ежедневно занимается не столько повышением эффективности производства, учётом материалов, снижением издержек, сколько разбором-разруливанием таких идиотичных полётов. Решением проблем, порождённых человеческой глупостью.

Блин! Слушая моего героя, я снова и снова думал об одном. Вот у нашего директора всего-то 300-400 человек на производстве трудится. А как работают люди, у которых целые города или республики в ведении находятся?..

Учиться, учиться и ещё раз учиться!

Но генеральные директора на то и существуют, чтобы решать проблемы. И если где-то пробуксовка, какое-то недопонимание, то нужно учиться! Оказывается, существует пятилетний курс для руководителей и управленцев. Организовало его Минэкономразвития. Стоимость обучения — 200 000 тысяч рублей за полгода — оплачивается правительственными грантами, а для обучающихся оно бесплатно. Может участвовать представитель любого производства из любого региона России. Курс рассчитан на повышение квалификации руководителей небольших и средних производств.

Из крупных там обучаются представители Росатома, предприятий машиностроения. Педагогами выступают специалисты по планированию, по организации производства, аудиторы крупных известных аудиторских компаний первой тройки (например, на этом курсе преподают люди из PricewaterhouseCoopers). Правительство в это вкладывает по миллиону рублей на каждого человека. Это, кстати, к вопросу о том, чем занято государство. А оно-то, оказывается, не только на сырьевых ресурсах сидит, но и инвестирует в управленцев. Причём безвозмездно.

Кто бы мог подумать! Тут всё как обычно, всё как я люблю: кто реально хочет идти к успеху — узнает о таком курсе и придёт на него. А кто, в общем-то, ни в чём особенно не заинтересован — будет и дальше с радостью говнить власть, обвиняя её в ничегонеделании и тупом сидении на нефтегазовой игле.

Но я немного отошёл от темы. Так вот, Иван Молодцов как раз обучается на этом замечательном курсе. И вот какие у него впечатления о коллегах: «У людей такое огромное сопротивление переменам! Руководители настолько косны в мышлении своём!».

Чем же отличается старый подход от новых реалий?

Например, идёт хозяйственник старой закалки по заводу. Видит: гайка валяется! Он её поднимает и относит на склад. Ну, может, наорёт на кого. Потом будут следить, чтобы гайки не валялись, а вовремя их подметать с пола и выбрасывать на хрен.

Но это старый подход, это совок, это крохоборство. Потому что у нормального руководителя гайка валяться вообще не должна! Даже в теории. Если эта гайка валяется здесь, сколько ещё таких гаек валяется по всему заводу? Вот такая лишняя гайка, ненужная — она повышает себестоимость продукции на, допустим, один рубль. И мест, где себестоимость продукции растёт на один рубль, на более-менее масштабном производстве найти можно очень много. Получается, что твоя продукция дороже, чем у конкурента. И не потому, что лучше, а потому что у тебя гаек лишних много валяется.

А потому первое оружие руководителя сегодня — это калькулятор! Нужно уметь считать всё: от гаек и шплинтов до затрат на рекламу. И в этом мы единодушны с моим героем. Я не устаю повторять: считать нужно всё и всегда. Всё и всегда!

Вперёд, к светлому будущему, или Всем выйти из сумрака

Да, Иван Молодцов пришел ко мне после того, как посмотрел наш ролик у Гоблина. 

Он увидел, что считать, условно говоря, каждую гайку мне также близко, как и ему. Я так же сижу и делаю работу с калькулятором. Каждый день с раннего утра и до позднего вечера. Как и говорилось в том ролике: «Жирные года жора закончились!». Эпоха шального успеха прошла, наступает время системного построения бизнеса, скрупулёзного планирования, основанного на точных подсчетах. Конечно, приходится делать поправки на «чёрных лебедей», но это не обесценивает математический подход к вопросу, а выводит его на другой уровень сложности. Конечно, это вам не школьная арифметика, но и руководители предприятий (хочется в это верить) не третьеклассники.  Умение хорошо считать — одна из главных и основных компетенций современного управленца.

А всё потому, что сегодняшний крупный бизнес не просто покупает продукт по стоимости производителя, как раньше. Крупный бизнес требует от поставщиков не только и не столько «вкусных» условий (читай — низких цен), но полной прозрачности формирования цены.

Чтобы продать изделия завода, Иван Молодцов должен не просто выдержать определённые параметры тендеров — характеристики и цены. Нужно полностью раскрыть заказчику структуру затрат: сколько стоили материалы, сколько стоила рабочая сила, какая прибыль.

И оптовики-покупатели смотрят и говорят: «У вас вот здесь неэффективно тратятся деньги». Казалось бы, какое дело им до затрат поставщика? Но крупное автомобильное производство, закупающее изделия нашего завода, сообщает: «У нас открытый бизнес, мы все просчитываем. У нас затраты нематериальные — 22 %. А почему у вас 28 %? Давайте мы не будем оплачивать ваши лишние затраты, неэффективность и издержки. Либо вы снижайте затраты до 22, либо идите на хрен. Мы в другом месте купим!».

Сейчас огромная масса продукции реализуется по тендерам. А значит, из-за роста себестоимости можно просто не пролезть в этот самый тендер. Чтобы пролезть, нужно уменьшить издержки, а они как раз и возникают по капельке из таких валяющихся по заводу гаек.

Если заказчик видит, что где-то есть неэффективное расходование материалов, бестолковое использование рабочей силы на производстве, он просто пойдёт и купит в другом месте. Там, где ему предложат правильные условия справедливой цены.

И к этому сейчас идёт весь бизнес! Это настоящий тренд — открытость процессов, понятные условия формирования цены. Прошло время, когда можно было делать любую херню на своём предприятии: покупать за копьё гнилой материал и выдавать некачественный продукт — главное, чтобы дешевле всех на рынке был. Сейчас же бизнес становится максимально прозрачным, бизнес теперь работает по чётким правилам, открытым для всех. 

Время директоров уходит

Как будет развиваться бизнес, производство в России?

Как инсайдер, Иван Молодцов считает, что времена генеральных директоров и крупных производств прошли. 

Потому что крупные производства, как правило, жутко неэффективные. Они несут на себе большое количество непрофильных издержек, в числе которых и социальная ответственность.  

Будущее за двумя направлениями: небольшие производства и крупные отраслевые производства, которые контролируются крупными финансовыми структурами, де факто — государством. Через кредиты, через залоги, через государственную собственность.

Производства полного цикла скоро изживут сами себя: нужно будет концентрироваться на узких задачах и выполнять их идеально. Предприятия на 200, 300, 500, 1000 человек представляются наиболее релевантными новому времени. Предприятия полного цикла постепенно превратятся в сборочные производства, с которыми тоже не всё так просто.

Нельзя просто взять и собрать из закупленных запчастей, ничего не добавляя к финальному продукту. Такая схема не может быть маржинальной, так как это может повторить любой желающий, а кроме как ценой тут конкурировать нечем. Поэтому сборочные производства, которые хотят выжить, должны создавать уникальную добавленную ценность, которую не смогут сделать другие. Например, уникальные условия, история, бренд.  

Также и время наёмных генеральных директоров (таких, как наш герой) скоро закончится, несмотря ни на что.

«Для меня это грустно: я профессиональный генеральный директор, я не собственник, а наёмник. Я понимаю, что через пять-десять лет моя профессия умрёт. Потому что я нужен только до тех пор, пока собственники не научатся считать. Собственники, которые полагаются на наёмных генеральных директоров, обречены на крах. Потому что генеральные директора — это люди, у которых всегда есть свой интерес», — так рассуждает Иван о будущем своей профессии.

Вот такой пример. Допустим, есть сотрудник, который проработал на производстве 30 лет. У него семья, дети, внуки. И по какой-то причине его необходимо уволить. Чисто по-человечески рука не поднимется подписать приказ об увольнении. И генеральный его оставляет. А что? У генерального, конечно, есть небольшая доля прибыли с производства, но от 10-20 «лишних» сотрудников сумма не очень пострадает. Кто же оплачивает эту социальную нагрузку, эту человеческую жалость наёмного управленца? Собственник, и только он! И для него это выливается в значительную сумму. Да-да, получается, что гендир своё сердоболие оплачивает чужими деньгами. Так быть не должно. Но так есть — все мы живые люди...

Или вот: директор запустил неэффективную рекламную кампанию, слил на это 10 миллионов. Ему нужно как-то обосновать траты. А собственник в рекламе не волочёт и до сих пор верит в большие щиты вдоль дорог, на которых сегодня только социалку можно размещать.

Он (собственник) покупал эти щиты 30 лет и ещё 20 лет будет покупать. Тупо по привычке. Пока директор не посчитает все варианты досконально и не объяснит, как выгодно провести рекламные кампании. Но это нужно переламывать собственника, убеждать, пробивать его мозговую броню! А оно кому-нибудь надо? И получается психологический комфорт генерального директора за счёт проматывания денег собственника. Тот самый пресловутый человеческий фактор.

Так кто же останется?

Фактически, у собственников три пути:

  1. Продолжать полагаться на наёмных генеральных директоров, надеясь на их порядочность и принципиальность. Скорее всего, такие предприятия просто разорятся рано или поздно.
  2. Продать бизнес, чтобы лично не пахать каждый день с калькулятором в руках и не спускаться на уровень оперативного управления.
  3. Научиться считать каждую грёбаную гаечку. Вникать во все процессы лично. Изучать тренды своего рынка и бизнеса в целом. Делать все бизнес-процессы прозрачными, чтобы можно было легко и быстро показать, почему твой продукт стоит денег. Самому становиться к штурвалу! И учиться-учиться-учиться! Учиться и самосовершенствоваться постоянно!

Всё, никаких других вариантов нет!

В конце концов на рынке останутся только собственники, которые сами лично будут сидеть в оперативном управлении. Именно поэтому на очень многих небольших предприятиях в России уже возникают династии. Папа в советское время был главным инженером, директором завода. «Отжал» предприятие в 90-е, купил за ваучеры, построил с нуля... Неважно! Главное — он промышленник в душе, поэтому удержал, развил производство. А сейчас состарился, здоровье стало не то, сил нет уже, энергии не хватает, гибкости нет... Он передаёт дело своему сыну. 

И сын вместо него продолжает уже рулить. Ходит каждый день на работу, каждый божий день бегает по цехам, за всем следит. Он в курсе всех вещей и каждый день корпит с калькулятором в руках. Считает каждую гайку.

Мораль

Чтобы встроиться в парадигму нового времени, нужно оторвать пятую точку от дивана, пойти выучиться управлению, менеджменту, финансам, разобраться в рекламе и вести свой бизнес самостоятельно! Отказаться от непрофильных активов, все обслуживающие процессы, например рекламу, бухгалтерию, клининг, транспорт, максимально отдать на аутсорсинг профессионалам своего дела. Кроме того, кадровый вопрос в России стоит максимально остро. Чтобы мотивировать своих сотрудников, нужно подать им пример. Ты — собственник, и ты не тусишь в Тае с полуженщинами низкой социальной ответственности, а САМ работаешь и упарываешься за своё дело, тебе НЕ насрать. Вот тогда заживём!


Ещё полезное для думающего собственника бизнеса:

С Дмитрием Пучковым (Гоблином) разбираем Семь смертных грехов бизнеса

Антипанический пост для собственников

Иногда они возвращаются -2: снова про радары для ёжиков

Внезапно оказалось, что герой одного из предыдущих постов давно ходит по рынку и у нас есть общие знакомые. И у этих знакомых — феерическая история сотрудничества эффективным сотрудничеством с этим персонажем!

«Новая нормальность» на Бизнес ФМ, выпуск #6: как удержать клиентов в 2020?

В день я получаю (и игнорирую) десятки рекламных сообщений в почте и мессенджерах. Но на каждое SMS я сразу обращаю внимание: вдруг от банка?

«Новая нормальность» на Бизнес ФМ, выпуск #5: о розничных сетях и портативной электронике

В кризис можно не только выживать, но и расти. Даже в товарном бизнесе. Как? Сокращайте дистанцию до своего потребителя и избавляйтесь от посредников. Только! Прямые! Коммуникации!