Два типа плохих сотрудников: каких нужно гнать в шею, а каких беречь

Московский рынок труда сейчас очень сильно перегрет. Работы практически во всех отраслях гораздо больше, чем людей, которые эту работу могут ответственно и качественно выполнять. Любой владелец бизнеса – да что там владелец бизнеса, любой второй зам младшего помощника кадровика в самой задрипанной лавке подтвердит вам: работать тупо некому! Никто не стоит в очередь у входа в офис, чтобы устроиться к вам на работу. Потому что все, кто что-то умеет делать, и так где-то работает. А кто делать нихрена не умеет – тот из-за перегретости рынка легко устраивается куда-нибудь корпоративной проституткой и тренирует навыки своевременного съёба. В смысле, перехода в другое место, пока начальство ещё не успело осознать твою тотальную бестолковость и клиническую бесполезность (а то и вредность) и само не выставило тебя на мороз.

Но не всех «плохих» сотрудников, которые постоянно косячат, нужно изгонять. В сортах дерьма нужно, увы, всё-таки разбираться. Потому что гадкий утёнок под чутким руководством умного наставника может превратиться в прекрасного лебедя, а вот тупой рак будет только пятиться назад, в смысле – деградировать. Мой сегодняшний пост – как раз о двух видах таких сотрудников.

Начнём с негатива – если его поместить в начало текста, то будет больше дочитываний. Была у нас сотрудница, назовём её Сашенькой Лохушкиной, чтобы не обиделась. Пришла она к нам миленькой девочкой-припевочкой лет чуть больше двадцати от роду. Всё как положено: хохотушечка, стреляющая глазками, колечко в пупочке, сисечки аккуратненькие и вот это вот всё. Работала она у нас пару лет в начале-середине десятых, ещё когда действовали инструменты классического пиара, а мы продвигали китайские гаджеты под локальными российскими лейбаками. По ту сторону баррикад были десятки айтишных СМИ, в которых работали примерно такого же возраста мальчики-гаджетописатели. Большинство – спермотоксикозные задроты. Сашенька строила им глазки и мило ворковала – мол, мальчики, возьмите наши смартфончики-планшетики-читалочки на обзорчики, они такие мимимишные, ну позязяяяя, ну коооотики. Это позволяло пропихивать даже в топовые издания откровенный китайский ширпотреб, и про него там писали довольно позитивно.

Впрочем, иногда это «позитивно» оказывалось таковым лишь по мнению Сашеньки. Косячила она не часто, но зато уж если косячила, то прямо по-крупному. То есть месяц-два нормальной ровной созидательной работы, всё хорошо, а потом ба-бах – и какой-нибудь ну совершенно феерический факап, который можно объяснить только непроходимой тупостью или ужасной невнимательностью. Вот прямо хоть стой, хоть падай!

Например, как-то пиарили мы один mp3-плеер. Сашенька сделала отчёт по публикациям и отправила его клиенту. Тот кликает по первой же ссылке в отчёте, открывает обзор и читает его. И видит там вывод типа такого: «В качестве mp3-плеера устройство полное говно. Но его можно использовать как радиоприёмник». Клиент в бешенстве, он звонит мне и долго орёт о том, какие мы дебилы, за что он платит деньги, и какого хуя в обзоре, за который нам заплачено, его продукцию откровенно засирают?! При этом в отчёте указано, что обзор «умеренно-положительный». По мнению Сашеньки, конечно. Другие ссылки из отчёта клиент даже смотреть не хочет – он уже составил впечатление о том, что АМР – просто дно. Точнее, даже не дно, а днище.

Я спрашиваю у Сашеньки: мол, Лохушкина, мать твою за ногу и налево, а какого хера почему у тебя такой засёрный обзор назван «умеренно-положительным» и вообще включен в отчет для клиента? Почему ты, работая с площадкой, допускаешь выход такой публикации? Ведь смысл платного для клиента обзора в том, что мы контролируем контент, и в идеале нам его перед публикацией дадут почитать, даже если мы не платим за его размещение площадке, а обходимся Сашенькиным сиськами обаянием. И если там что-то плохое – то надо ехать к журналисту, договариваться с ним и так далее… В общем, смягчать говно, а лучше негатив вообще убирать. Что пошло не так, Сашенька? 

А Сашенька, мило улыбаясь, отвечает: «Ну там же написано, что плеер хорошо использовать как радио! Вот он и положительный». Тогда я интересуюсь, а купила бы она сама, Сашенька Лохушкина, себе этот плеер после прочтения такого вот «умеренно-положительного» обзора. Если бы платила из своего кармана. Выясняется, что нет. Не купила бы. Почему? Ну, там же написано, что плеер плохой. И при этом никакой несостыковки в Сашенькиной голове не происходит. Не горит лампочка: «Алярма, Алярма!». Нет, Сашенька просто старается добавить в отчёт как можно больше публикаций. Потому что она старалась, задротам сиськи глазки строила, а чем больше строчек в отчетике – тем больше денежек.

И самое ужасное, что такого сотрудника сложнее всего уволить. Вроде работает нормально, но с завидной регулярностью выкидывает перлы. Дашь пиздюлей – какое-то время опять всё хорошо, ни к чему не придраться. И если полного долбоёба ты просто сразу выставляешь на мороз, то тут тебе становится жалко: ну вдруг всё-таки косяки прекратятся? Вот и получается: «Так он парень неплохой, только ссытся и глухой». Самое страшное в таком человеке – это нестабильность результата. Никогда не знаешь, хорошо он выполнит задачу или же зафакапит всё, что только можно.

В общем, ругали Сашеньку за непроходимую тупость постоянно, и в какой-то момент ей надоело. И она ушла на вольные хлеба. Стала фрилансеркой! Сама себе искала клиентов и сама за счёт сисечек обаяния впихивала их в журналистов. Надолго, впрочем, её не хватило – потому что это ж на фрилансе, оказывается, работать надо! Много и на результат, да ещё и клиентов искать, а это слооооожно! Поэтому подалась Сашенька в корпоративную проституцию. Тут годик, там годик, а потом сям годик (а я слежу за Сашенькиными соцсетями) – вжух, и девочка уже PR-директор какой-то там айти-компании, и потихонечку начинает двигаться в сторону инфоцыганства. То она инстаблогерка и читает курс по продвижению в соцсетях, то она инвесторка и читает курс про то, куда вложить нажитые миллионы десятки тысяч рублей, то она ведёт мастер-класс по личному бренду, то она специалист по размещению публикаций в ведущих деловых СМИ.

А надо сказать, что подписчиков у неё кот наплакал, инвестировала она через приложение «Тинькофф» суммарно аж около 50 тысяч рублей, личного бренда у неё нет никакого – в смысле, никто её не знает. Но уж хотя бы контакты в деловых СМИ у неё, наверное, есть? Мне однажды как раз нужны были такие контакты – я хотел попиарить нашего тюменского Илона Масковича Бокова с позиции истории успеха. Мол, человек с нуля создал бренд наушников, развивал исключительно е-коммерс и у него всё получилось. Ну классно же! 

Звоню Сашеньке – мол, нужна твоя помощь, давай. Плачу за каждое вышедшее размещение. В ходе беседы выяснилось, что у Сашеньки много времени и мало денег, поэтому она на всё согласна. Я радостно потираю руки: ну, сейчас про Бокова напишут «Ведомости», выйдет интервью в «Коммерсанте» и педарача на «Бизнес ФМ», в РБК ещё захуярим… Выведем бизнес Вадика на новые высоты! 

Но нет. Пыжилась, пыжилась Сашенька – и выслала только предложение разместиться в журнале Time (оооочень дорого с учётом его аудитории) и журнале «Секрет фирмы» (который давно пора выпускать в рулонах и без текста, потому что его вообще никто не читает, и годится он только на роль туалетной бумаги). И всё. В итоге у нас вышло 0 публикаций.

Второй раз бросил Фадееы невод. Раз уж Сашенька ударилась в инфоцыганство, то, может, хотя бы в этой тусовке у неё что-то получится? Мне для продвижения определённого продукта нужны были как раз инфоцыгане и их аудитория. Сам я их, как вы знаете, люто, бешено ненавижу, и поэтому хотел подрядить Сашеньку в качестве рабочих рук – ей с инфоцыганами общаться было не западло. Но и здесь оказался нулевой отклик! Сашеньке никто даже не ответил, пришлось потом моим сотрудникам агентства нырять в это болото и таки несколько нужных публикаций мы своими силами из инфоцыган выцыганили. Без Сашульки. 

Ладно, Босх любит троицу – в какой-то момент мне понадобилось срочно закрывать дырки по копирайтерам: клиентов набежало много, а один автор текстов заболел, другой забухал, в общем, как обычно. Ну, думаю, уж писать тексты всякий пиарщик умеет. На то он и пиарщик, ведь все эти сраные пресс-релизы кто-то же пишет? Пишет. За журналистами и блогерами правки кто-то вносит? Вносит. Вообще это ключевой навык любого человека, работающего в маркетинге, потому что текст – основа всего. Даже если вам кажется, что тексты умерли и будущее за видео, просто подумайте о том, что сценарий видео – это тоже текст. А без сценария можно снять только репортаж с утренника в детском саду для мамского чата – да и там малыши сначала учат напечатанные на бумажках стишки. Так вот: я попросил Сашеньку написать несложный текст для одной из площадок по кейсу, которым она сама же в своё время и занималась. Получилось… отвратительно. Настолько отвратительно, что даже править нечего, нужно было просто переписывать с нуля.

А тем временем Сашеньке уже четвёртый десяток годочков пошёл! Только мозгов у неё столько же, сколько у молоденькой девочки-припевочки. Сколько было в двадцать – столько и сейчас. Человек вообще никак не развивался в профессиональном плане. Прямо вспоминается: «Попрыгунья-стрекоза лето красное пропела». Так и у Сашеньки. Уже осень на носу. Компетенций новых нет: как она остановилась в развитии на уровне 2010 года, так и топчется на месте – хотя рынок давно изменился, и наши сотрудники, которые работают в АМР с тех лет, тоже изменились, трансформировались и приобрели множество новых АКТУАЛЬНЫХ умений и продолжают развиваться. В то время как Сашенька просто плывёт как говно в проруби – куда принесёт течением, туда и прибьётся. Ведь меняться лень!

Но сисечки уже не такие упругие, глазки уже не так стреляют, как раньше. А старые методы не работают: спермотоксикозные журналисты тоже выросли, обрюзгли, кто-то обзавёлся семьёй, а кто-то окончательно спился. И Сашенькиными прелестями не интересуются уже ни те, ни другие, ни третьи: новое поколение задротов фапает на новое поколение девочек-припевочек, а старые тётеньки-милфочки им не нужны. В итоге Сашенька держится на плаву только лишь за счёт перегретого московского рынка труда и благодаря большим компаниям, которым по штатному расписанию, для галочки положено иметь пиарщика, а что он там делает – да какая разница, лишь бы на ковёр не гадил. Ни Богу свечка, ни чёрту кочерга: вреда от такого сотрудника, как Сашенька, особого нет, но и пользы тоже никакой. 

Тут вспоминается история «Трансаэро», где было то ли 43, то ли 48 (!) штатных пиарщиков. Каждый чей-то сват, брат или просто хороший знакомый: нужно же куда-то пристроить хорошего человека! И пиар-отдел крупной компании – идеальное место для бесполезного просиживая штанов и юбок своим, карманным, но непременно хорошим людям этой задачи. Ведь уметь ничего не надо! Сиди себе, пересылай письма туда-сюда да пей кофе и почаще бегай покурить. Всё равно твою работу руководство оценить не может, да руководству она не особо-то и нужна: оно не бизнесом занимается, а проеданием бюджетов в виде кредитов под госгарантии (в смысле, которые если не отдашь – заплатит злой Путин). 

***

А теперь про второго сотрудника. Паша Дуб работает у нас уже десять лет. Он пришёл в АМР, будучи журналистом какого-то гаджетного сайта, и стал параллельно что-то делать у нас задней левой ногой. В те годы, когда АМР ещё было, по сути, просто сборищем каких-то фрилансеров, такой подход к работе, в принципе, канал. И позволял неплохо зарабатывать. Однако по мере взросления рынка взрослело и наше агентство. Мы внедрили бизнес-процессы, KPI, контроль дедлайнов и так далее. В общем, всё по-серьёзному. А Дуб как «творческая натура» был к этому не готов и постоянно косячил. Работал по-своему. «Я художник, я так вижу». В смысле, нету у меня сегодня вдохновения – ну и не буду писать текст. Завтра нету – ну не успел я, извините. Из-за постоянно проёбывамых дедлайнов производительность труда Дуба была крайне низкой. Винил он во всех бедах, конечно же, слишком строгого и требовательного Фадеева. Совсем, дескать, заклевал этот тиран-деспот. Всё, увольняюсь!

Но важные для компании навыки у Дуба всё же есть. И даже более того! Если уж Паша входит в раж и делает какую-то работу, то ее результаты вызывают по меньшей мере уважение. А иногда и заставляют поверить в то, что наш Павел – поистине гениален. Так его десять лет в АМР и прошли: то хочется его задушить за очередной просёр всех дедлайнов и адскую нестабильность – то расцеловать за нереальные трудовые подвиги. В конечном итоге, как я уже сказал выше, все дошло до стадии «я больше могу терпеть ваши упреки, а посему – увольняюсь». 

Но я не стал радоваться, что этот косяпор наконец-то пойдёт вредить какой-нибудь другой компании, а все же сел и по душам поговорил с парнем. И тот честно сказал: «Я человек слабый. Мне сложно настроиться на работу. Я не могу работать слишком много». Честно сказал! И попросил меня о ряде условий – дескать, работать он будет только семь часов в день вместо восьми, как у всех нормальных людей (но за ту же зарплату), и не будет работать во время командировок – потому что и так большая нагрузка. Хотя я, например, после целого дня изучения какого-нибудь производственного цеха у клиента и вечернего ужина с кальяном и водкой сажусь, открываю ноутбук и разгребаю пришедшую за весь день почту, тексты и прочие дела. Но Дуб так не может. Окей. Дал Дубу все его хотелки, со своей стороны поставил лишь одно условие: чтобы тот не фрилансил на сторону (а то его этот фриланс реально вымотает же, раз он такой слабый).

Тот очень обрадовался и стал работать дальше. Я даже зарплату ему на 5 тысяч повысил, хотя понимал, что Дуб – не тот человек, которого можно замотивировать деньгами. Люди вроде Дуба могут работать только за оклад – и только когда над ними стоит надсмотрщик с нагайкой. Если им предложить сдельную работу – они вместо 70 тысяч оклада будут зарабатывать тысяч 20-30, потому что тупо не смогут себя заставлять работать. Так вот, в целом после получения «льготных» условий Дуб стал работать лучше, но незначительно. Однако я увидел прогресс. И через несколько месяцев снова начал разговаривать с ним о дальнейшем росте компетенций (и зарплаты). Но тут он мне заявил такое, что у меня аж челюсть отвисла.

«Ты знаешь, Миша», – говорит он мне. – «Я пока так и не могу заставить мотивировать себя на работу. Я иду к психологу и буду что-то делать с собой. Я пока морально не готов к повышению. Не готов быть руководителем отдела. Ментально не дорос, мне нужно время». 

И вот тут я Дуба зауважал. Человек был раздолбаем, но тянется, инвестирует в себя для того, чтобы стать лучше! А не заявляет: «Я всё знаю и умею, отъебитесь от меня». Потому что когда я дал ему всё то, что он хочет (семичасовой рабочий день и лайтовые командировки), он осознал, что корень всех проблем совсем не в злом Фадееве, оказывается! А в самом Дубе! И не хочется ему работать не потому, что его заебал Фадеев, а потому что это с ним самим что-то не так!

Дуб после этого очень вырос в моих глазах. И я уверен, что у него будущее есть. А вот у Сашеньки, которую тоже терроризировал адский Фадеев и у которой в своё время была аналогичная НЕстабильность результата, – перспектив, увы, нет. Потому что она не поняла, что корень зла в ней самой. Она просто убежала от проблемы. Ей просто надоело бороться самой с собой. И она просто сложила лапки и комфортно поплыла по течению. Дуб тоже плыл до того самого разговора. Но все же нашел в себе силы начать что-то менять. Да, он пока еще в процессе, и до реальных результатов очень далеко. Но в данном конкретном случае и это уже неплохо – начать! 

А вот множество журналистов, решивших переметнуться на тёмную сторону, продолжает плыть. К нам постоянно приходят журналисты, которым надоело заниматься «журналистикой». Потому что журналистика в России, по большому счёту, уже умерла в принципе. Про это я как-нибудь тоже напишу большой интересный пост. Но если вкратце, то глобальная причина в том, что СМИ утратили монополию на доставку информации до людей. Развитие технологий привело к тому, что КАЖДЫЙ может стать СМИ. Это раньше у тебя был редактор, главный редактор, верстальщик, наборщик, типография и вот это всё – процесс доставки информации был сложным с технической точки зрения и довольно дорогим. Теперь тебе достаточно ноутбука с выходом в интернет, который может позволить себе реально каждый человек – даже бабка-пенсионерка с пенсией в 15 тыщ, потому что НОВЫЙ бюджетный ноут стоит 12 тысяч (это я ещё не коснулся Авито, где рабочий пишмаш можно взять вообще за трёху) + триста рублей в месяц – интернет. Всё – заводи аккаунт на любой блог-платформе и пиши, фоткай и снимай – опять же, для съёмки не нужна двадцатикилограммовая телекамера стоимостью в десятки тысяч долларов, хватит обычного китайского смартфона за 5 тыс! Если ты в состоянии создавать интересный контент, то аудитория у тебя будет больше, чем у иного СМИ. И она будет гораздо дешевле для рекламодателя – потому что не нужно кормить десятки нахлебников, офисы, типографии, оплачивать эфирные частоты.

Что делают рекламодатели? Правильно, они идут от СМИ к блогерам, где та же самая аудитория (она не из параллельной вселенной, а живёт с вами в одном доме), но в разы дешевле. Соответственно, СМИ лишаются доходов от рекламы, им нечем платить журналистам, и дальше у них два путя. Общественно-политические СМИ ложатся под ту или иную политическую силу и начинают тщательно вылизывать ей задницу. Журналист или целыми днями пишет залипуху о том, какой Путин хороший, или о том, какой Путин плохой (во втором случае издание получает клеймо иноагента). Это быстро становится скучным и человек пытается идти в копирайтинг.

В отраслевых СМИ просто тупо нет денег. Там задроты работают за идею и за возможность получить какую-нибудь маленькую «власть». В смысле, чувствовать себя царьком и божком своей маааленькой полянки. И там публично КРИТИКОВАТЬ какой-нибудь продукт. Но кушать что-то хочется, и потом, немного повзрослев, эти люди тоже идут в пиар или копирайтинг (ну или никуда не идут, а в 35 лет живут с мамой в хрущёвке с коврами и зарабатывают на пиццу с колой ссаные 40-50 тыщ). И вот тут начинается самое интересное. Журналисты, перейдя в агентство, пытаются продолжать плыть по течению и строить из себя офигенно творческих личностей. Дедлайны, процедуры, отчёты – это всё не для них. Да что там говорить – даже написать текст по брифу они чаще всего не в состоянии. Получается или невероятно скучная копипаста вводных, засыпанная словесными штампами для пущего раздувания объёма (платят-то за знаки!), или совершенно бесполезная отсебятина, непригодная для использования в качестве рекламного текста для публикации где-либо. Рекламируешь ты, условно, бытовой обогреватель. Нужно подчеркнуть, что он имеет несколько режимов работы и не сушит воздух – так 90% претендентов на должность копирайтера вообще про это не упоминают, зато на три страницы рассуждают о том, что когда дома тепло – это хорошо, а когда холодно – это плохо. Или придумывают, что в описываемом приборе есть встроенный увлажнитель и электронный климат-контроль. Потому что творческие люди же! И перестроиться получается лишь у немногих. Большинство журналистов, увы, став даже седыми пропитыми пузатыми мужиками, всё равно хотят прыгать на одной ножке и сидеть в зоне комфорта, считая, что их гениальные тексты настолько гениальные, что их нужно сразу же без всяких правок публиковать.

Да, у них есть задатки таланта. Но не хватает силы воли этот талант правильно «огранить». И они в АМР не задерживаются. Зато те, кто хочет эволюционировать, вырастают в АМР до ключевых позиций вроде креативных директоров и зарабатывают сотни тысяч рублей в месяц. Я НЕ преувеличиваю. Вполне реально удалённо работать копирайтером-редактором в АМР из какого-нибудь Кривого Рога и иметь стабильную зарплату в 100-150-200 тыс рублей в месяц.

***

Бонус-трек: была у нас ещё начальница Сашеньки. Назовём её Маша Скоробогатова. Маша отлично работала, но ушла в декрет. Вернулась, через год снова собралась рожать и поняла, что на второй декрет в АМР она ещё – ну честно – не наработала. Поэтому она перешла в крупную компанию, поработала там пару месяцев и смело пошла во второй декрет. Сейчас она работает в этой крупной компании за относительно небольшие деньги (меньше, чем в АМР), работа – не бей лежачего. То есть Маша стала практически как Сашенька. Только Машу я уважаю. Потому что она осознанно пошла этим путём со вполне конкретной установкой. Она – жена и МАТЬ. Она решила посвятить себя семье и детям, и уделять им как можно больше времени. Она не хочет делать карьеру и выбрала простенькую работу просто для смены обстановки – чтобы вообще безвылазно не сидеть дома, метаясь между плитой и подгузниками. Это – отличный выбор. Женщина отвечает за комфорт в семье и не гонится за тем, чтобы стать селф-мейд-вумен. И она этот комфорт, я уверен, создаст.

Зато Сашенька, которая до сих пор в свои 30 живёт со своим молодым человеком гражданским браком в съёмной квартире в стиле «бабушкин ремонт», ничего не создаст. Она так и будет до пенсии прыгать на одной ножке, а потом превратится в злобную старую каргу, которая будет возмущаться и орать, почему злой Путин с Собяниным не обеспечили её квартирой в центре Москвы и возможностью летать бизнес-классом по всему миру хотя бы раз в три месяца, как у европейских пенсионеров. Она, конечно, не знает, что в Европе таких пенсий нет и СРЕДНИЙ размер пенсии в той же Германии составляет около 900 евро, что, конечно, больше, чем в России, но и цены на коммуналку, топливо и лекарства там более другие – уровень жизни, конечно, всё равно выше, чем в России, но на бизнес-класс не хватает. И улыбающиеся европейские старички в бизнес-классе – это вышедшие на пенсию топ-менеджеры крупных корпораций, которые всю жизнь въёбывали, а не прыгали, как Сашенька, на одной ножке, мило улыбаясь. Там орднунг мус зайн, и в принципе принято арбайтен, а не хуйнёй заниматься. 

А у нас производительность труда из-за таких вот Сашенек – примерно на уровне Нигерии. А вы спрашиваете, почему мы без экспорта нефтегазолеса не выживем. Да вот поэтому!

«Повторение — мать учения!», или Третий эксперимент с видео: тебе только КАЖЕТСЯ, что ты делаешь как Фадееы

...а на самом деле ты допускаешь вагон ошибок и получаешь видосик, который продаст гораздо меньше товара, чем тот, что на твоем месте замутил бы Михаил Вадимыч со своими суровыми подручными. 

Куда перетекла аудитория фейсбучных и инста-блогеров. Послевоенные реалии интернет-рекламы

Длинно и подробно рассказываю о том, куда делась аудитория соцсетей после начала СВО, куда она мигрировала, как она изменилась и к чему все это на данный момент привело.