Фадеев в гостях у Гоблина. Часть 3: зачем нужны агентства и почему 99% вирусных видео не работают

Перед майскими праздниками я съездил в Санкт-Петербург и зашёл в гости в тупичок Гоблина — пообщался с Дмитрием Юрьевичем Пучковым на насущные темы. Про то, зачем вообще платить агентствам, про вирусные видео и про так русскому коммерсанту сделать своему бизнесу рекламу и не пожалеть.

Полное видео смотрите на YouTube:

В этом посте — полная расшифровка для тех, кто любит читать, а не смотреть. Так как расшифровку не ограничивает хронометраж, в текстовой версии интервью поместилось ВСЁ и читать её интересно даже тем, кто посмотрел видос. Это финальная часть. Начало — тут, середина — здесь.


Д.Ю. А вот вопрос такой, ты говоришь: есть блогер с охватом, как у сайта «Комсомольской правды», и ценой в три раза ниже. А какой смысл тогда обращаться к тебе, а не бежать к этому прыщавому задроту и нести ему деньги?

М.Ф. Задача блоггера, вот задача Дмитрия Юрьевича в чем? Дмитрий Юрьевич должен рассказывать то, что интересно его аудитории, ваш капитал — это ваша аудитория. Вы должны знать свою аудиторию, понимать аудиторию. Вы ее знаете и понимаете, она десятилетиями вас смотрит. С другой стороны, продукт, который надо прорекламировать, я знаю лучше, чем вы. У вас нет задачи вникать так глубоко, а мы изучаем всю подноготную, проводим настоящее исследование.

Если я попытаюсь с вашей аудиторией разговаривать вместо вас, я думаю, что вся аудитория на хер разбежится. Потому что я не смогу так чувствовать вашу аудиторию, как вы ее чувствуете. А если я вам просто дам продукт: «Расскажите про него», ну что вы про него расскажете? Кнопочка слева, кнопочка справа, дырочка снизу, можно слушать любимую музыку. Вот и все.

А вот если я рассказываю вам про свой продукт, а вы рассказываете о нём своей аудитории — вот это уже будет правильная реклама, это будет честная реклама. Это будет то, что действительно интересно и полезно людям. В противном случае ничего не выйдет: я не знаю вашу аудиторию так, как вы — вы с ней общаетесь десятилетиями. А вы — не знаете мой продукт так, как я, вам тупо некогда вникать в мелочи.

Д.Ю. Я даже больше скажу. Если я хочу купить, например, телевизор, у меня есть знакомые люди, которые продают телевизоры. Я иду и говорю: «Я вот хочу телевизор». Первый вопрос: «Сколько у тебя денег?». Допустим, я не знаю, там двести тысяч рублей — «О, вот это — для тебя». Я беру и ухожу.

М.Ф. Это еще хороший случай, вы сразу говорить, чего хотите и сколько на это есть денег. Из большинства потребителей такие разведданые надо клещами тянуть! С этим связана одна история из нашего опыта работой службы поддержки в Instagram одного клиента.

Мы же и поддержкой занимаемся, мы не только рекламщики, мы занимаемся всем. Ведением соцсетей, продакшном видео, дизайном, и упаковки делаем сами делаем, и нейминг, и логотипы придумываем. Есть даже специалисты, которые общаются с потребителями товаров и услуг наших клиентов. Так что мы продукт знаем часто лучше, чем сам производственник, мы знаем, как про него правильно людям рассказать.

Так вот, очень часто приходят потребители и задают вопрос так: «Посоветуйте самый лучший смартфон». Ну, купи Айфон. «Вы знаете, Айфон мне дорого». И начинаешь вот эту китайскую загадку разгадывать, потому что если вам говорят: «Посоветуйте телевизор, у меня столько-то денег» это уже хотя бы как-то ориентирует, из какого сегмента товары предлагать. А большинство тупых юзеров приходит и говорит: «Посоветуйте самую лучшую машину!». Говоришь: «Ну купи Феррари», а тебе говорит: «У меня денег нет на Феррари, вы видимо не профессионал такое советовать». Ну скажи ты конкретнее, что тебе надо, картошку возить или перед бабами выпендриваться? Есть миллион рублей или миллион долларов?

И вот это тоже искусство — извлечь из человека потребности, понять их и предложить именно такой товар, который ему нужен. Причем указав именно такие преимущества, которые эти нужды аудитории точно закроют. Естественно, для этого в продукт надо вникнуть.  Блогеру, который делает рекламную интеграцию у себя на канале, этим заниматься незачем, это не задача блогера. Это моя задача, как маркетолога, раскладывать все продукты по неким вот этим нишам потребностей и правильно про них рассказывать нужным людям. Чтобы те, у которых есть деньги на «Феррари» покупали «Феррари», а у кого есть деньги на «Жигули», покупали «Жигули».

Д.Ю. Что в рекламе сейчас в трендах? Вирусные ролики делаешь или нет?

М.Ф. С вирусными роликами связано очень большое заблуждение. Очень часто производственники, люди из бизнеса думают, что они рекламу понимают точно также хорошо, как свой продукт: «Мне же эта реклама нравится, значит, и всем остальным понравится!». Это очень большое заблуждение. Не факт, что реклама должна нравиться, и мы начали с этого говорить. Реклама в любом случае вызывает отторжение. А с вирусами есть очень такой хороший пример у меня, демонстрирующий это повальное заблуждение.

Есть такое очень крупное рекламное агентство «Сметана», которое сделало в свое время вирусный ролик про собачку. Едет дама на машине, в темноте, и вдруг видит — на дороге лежит собачка, типа дохлая. Она выбегает, начинает эту собачку реанимировать, собачка вскакивает, забегает в машину, садится за руль и уезжает.

Ролик – пушка! Миллионы просмотров, все друг другу по соц. сеточкам пересылали, говорили: «Смотри какая классная реклама». Сейчас я кого не спрашиваю, все помнят эту рекламу. Я говорю: «А вы помните бренд, который рекламирует этот ролик?», и никто не помнит. Половина даже не знает, что это была реклама марки автомобилей.

Это называется искусство ради искусства. То есть, как предмет искусства, как развлекательный ролик эта реклама она очень классная, она клевая, она креативная. Но проблема в том, что этот вирус сделан не вокруг продукта, а вокруг абстрактной идеи, которая к продукту никакого отношения не имеет. Поэтому люди запомнили прикол, а что там рекламировали — не помнят. А рекламировали Subaru, я специально недавно пересмотрел, потому что и сам уже забыл. Вопрос, зачем компании Subaru такая реклама, в которой её никто помнит?

Д.Ю. Есть же такое целое специальное мероприятие, которое у нас раз в год проходит, «Ночь пожирателей рекламы»

М.Ф. Это не про рекламу, это про искусство.

Д.Ю. Да, там ролики, которые я никогда в жизни не видел. Просто отвал башки, какие они настолько здоровские, смешные и интересные. Но явно по ним ничего не продается

М.Ф. Вот понимаете, в том-то и дело, есть реклама ради рекламы, а есть реклама ради продаж. Мне, если честно, девяносто процентов вещей, которые я делаю, они мне абсолютно омерзительны, потому что я их делаю не для себя, не для людей моего уровня, я делаю для обычных рядовых потребителей. Рядовых потребителей, которые смотрят сериалы про ментов по телевизору и пьют при этом «Балтику».

А что делать? У меня нет цели поменять людей вокруг себя, у меня нет цели поменять мир. У меня есть цель помочь людям, занимающимся реальным производством, продавать свой продукт миллионам обычных тупых потребителей. Которые достают свою засаленную тысчонку, идут и покупают их продукт. А у них совсем другая ментальность, не как у вас, не как у меня, не как у людей, которые смотрят ваш канал. Это люди, которые на заправке где-нибудь там в Ростове-на-Дону сидят на кассе и весь день смотрят «Глухаря» по телевизору. Это совсем другая, параллельная вселенная!

Д.Ю. А кто больше крови пьет, заказчики или эти самые блогеры?

М.Ф. Это очень сложный вопрос. Блогеры, знаете это люди особенные. При том, что я с них грубо говоря кормлюсь, мой основной капитал – это отношения с блогерами. Но блогеры, это знаете, есть такое понятие, миллЕниалы. Среднестатистический блогер — человек абсолютно не обязательный, «творческий раззява», рассеянный, хаотичный, не последовательный, нелогичный…

Д.Ю. Малолетний дэбил!

М.Ф. Но при этом он держит аудиторию, причем удивительно, что эти люди, чем более они дебильны, чем более они отморожены, тем большая аудитория на них, как говорится клюет.

Д.Ю. Потому что он не такой.

М.Ф. Потому что он не такой, да вот это тоже очень важный момент, который мы еще не обсудили. То, что в современном мире самое главное — это выделиться на фоне серой массы. Но как только ты над этой серой массой поднимаешься, масса пытается тебя запихать обратно. Все те двадцать лет, которые я занимаюсь рекламой и бизнесом, я это чувствую, потому что меня постоянно и отрасль, и многие клиенты и люди на стороне клиентов тянут назад. Потому что у очень многих людей первичная мотивация – это страх: как бы чего-нибудь не вышло!

Вы знаете, был у меня один клиент, огромное производство, просто огромное. В маркетинге там сидят девушки, которые двадцать лет занимаются рекламой. Мы пришли, начали делать реально офигенные вещи. Вот просто сходу видно, что бренд двигается, что все бурлит, интернет бурлит, у всех конкурентов в жопе подгорает, потому что они видят, что двигается рынок и их конкурент начал предпринимать действительно какие-то активные действия.

А рынок очень конкурентный, пищевые продукты, там уже все двадцать лет как поделено. Естественно, что если одни участники начинают активно двигаться, они не расширяют рынок, а зажимают конкурентов. Конкуренты, которые тоже сидят и расслабляются последние двадцать лет на поделенном спокойном рынке, естественно начинают возмущаться, у них начинает подгорать.

Тут же прибегают юристы начинают орать: «У нас будут судебные иски, все надо прекратить-отменить-запретить, нас будут судить!», я говорю: «Да, будут». У нас очень многие производственники и бизнесмены плохо понимают задачу юристов. Их задача — это не препятствовать работе компании, лишь бы чего не вышло, и не пришлось работать. Их задача готовиться, и когда будут иски — идти сука в суд защищать, сука, свою компанию.

Ну а задача топов и собственников — понять: если рынок поделен, то любая твоя успешная реклама так или иначе будет приводить новых потребителей, которые раньше закупались у конкурента. Ты отжимаешь у конкурента долю рынка, невозможно, чтобы при этом чтобы конкурент сидел спокойно, «дул бамбук» и ждал, пока у него эту долю рынка отберут. Естественно, что будут какие-то наезды, какие-то «движняки», будут проблемы, может быть даже в суд подадут и юристы должны быть к этому готовы.

Но в реальности это мало кто понимает. Когда прибегают юристы: «Рекламщики, да вы что, да сейчас тут такое будет, нас сейчас засудят, нас сейчас всех посадят, нас всех закроют!», и всё, владелец, естественно, боится. И начинаются правки, начинаются бесконечные согласования, и на выходе, как все мы видим, у большинства топовых брендов реклама совершенно «никакая».

Когда поднимаешься над серой массой, тебя сразу начинают гасить, гасить, тянуть вниз, чтобы только никто не выделялся. Вот это к сожалению реалии моего рынка. Я работаю с бизнесменами, владельцами бизнеса, у которых есть яйца, решимость бороться с конкурентами с и пинать собственных ленивых сотрудников, которые противятся всему новому. Если у владельца нет яиц, нет денег, и нет никакого желания эти деньги заработать, тогда ему со мной точно не по пути.

Д.Ю. А что у тебя предмет гордости, кого ты победил и раскрутил так, что теперь всегда приятно вспомнить?

М.Ф. Сейчас я могу честно сказать, что у меня была компания E-Ten, та самая Glofiish которую все помнят, особенно нашего с вами возраста. Одна из первых компаний которая делала смартфоны еще в доайфоновскую эру. Единственная страна в мире, где эта компания заняла первое место по продажам — Россия. Когда я туда пришел, в России у них было примерно 35% рынка. Мне мои китайские начальники сказали, что мы будем диверсифицировать, много умных слов, в общем уменьшать долю России, потому что нельзя все яйца держать в одной корзине. Когда они продавали компанию за триста миллионов долларов, то семьдесят процентов продаж коммуникаторов Glofiish приходилось на Россию.

Д.Ю. Неплохо.

М.Ф. И в России они были номером один, победив HTC, лидера рынка на тот момент. Вот это моя самая главная история успеха, про которую я могу сказать, потому что все истории успеха, которые я делаю сейчас— я делаю для клиентов. И они не очень-то хотят, чтобы я афишировал явно свою причастность.

Хотя нет, есть у нас очень замечательная тема, открытая, потому что этот клиент меня в итоге кинул на деньги. Это компания Блядио, китайские наушники. Точнее, они на самом деле они не Блядио, а Bluedio, но мы придумали, что они называются Блядио. У меня на сайте есть кейс, как мы за месяц продали шесть пар тысяч наушников, просто придумав и грамотно подав оригинальную легенду.

Д.Ю. Помню было похожее, программа «Оба-на», помнишь такая была? Там маленький Игорь Угольников, завернутый как младенец, кричал на руках у Коли Фоменко: «Хочу бледину!»

М.Ф. Вот у нас то же самое. Понимаете, была воля, простор для работы, потому что китайцы все равно ни фига не понимали и сказали — делайте что хотите, нам надо продажи! Хайпанули очень хорошо, но потом естественно китайцы к нам пришли и сказали: «Вы знаете ребята, нам кажется, что это у нас такие наушники замечательные. Не то, что это вы хорошо поработали».

Д.Ю. Ну это само собой, вы какое отношение к этому имеете.

М.Ф. Я же не произвожу наушники, а то что я там придумал, и целую мутку замутил, и целую волну поднял такую интересного пиара, это конечно китайцы не поняли. С китайцами вообще в этом плане тяжело работать, у них какое-то свое представление обо всем.

Д.Ю. Ну если ты даже китайцев можешь победить и забороть…

М.Ф. Нет, китайцев я не смог забороть. По жизни с ними тяжеловато. Даже когда E-Ten продали Acer за триста миллионов, китайцы с огромным удовольствием меня сразу же уволили одним днем. Потому что тяжело со мной работать, всё время у меня какие-то идеи и инициативы…

Д.Ю. Тем не менее, накоплен гигантский опыт, это видно. Как с выступлением на конференциях, ведешь ли вебинары, пишешь ли книги?

М.Ф. Нет, это вот к вопросу «Чем я не буду заниматься никогда». Человек, который занимается написанием книжек и вебинарами, всем этим «инфоцыганством», он не профессионал и не эксперт, он занимается просто разводом клиентов. У меня работы вот так вот, по самое горло, на год вперед, мне некогда заниматься такой ерундой. Зачем мне идти вести вебинары, идти на конференции, лекции читать каким-то дебилам?

Д.Ю. Деньги.

М.Ф. Слушайте, я считаю, если человек хорошо делает свою работу, вот именно в своей предметной области, он всегда заработает именно этим, к нему очередь выстраивается. Я живу так же.

При том, что я рекламу нигде не кручу, никогда про себя никому себе не рассказываю, большинство клиентов ко мне приходит из-за сарафана, по рекомендациям. Бывает как в том самом анекдоте про Гоголя на пеньке, только с нормальными последствиями. Кто-то где-то кому-то рассказал, потом через пару лет он еще кому-то рассказал. И потом ко мне приходят люди и говорят: «Давайте поработаем!»

На ерунду времени нет, у меня работы выше крыши, я не успеваю людей в агентство набирать, их обучать. Потому что я кого попало не беру, человек должен как минимум пару лет обучиться, чтобы всеми этими моими мудростями овладеть. Какой мне смысл идти учить толпы дебилов за тысчонку рублей с человека?

Д.Ю. Зачем тысчонку, там с носа по двадцатке берут!

М.Ф Не соглашусь. У нас есть одна знакомая инфобизнесменша, которая говорит, что вебинар или курс стоимостью до тысячи рублей просто «на ура» улетает. Главное — пообещать человеку волшебную кнопку. То есть у тебя все плохо, ты бедный, нищий, несчастный, больной, задроченный человек. Но! Если ты тысчонку заплатишь и нажмешь на вот эту волшебную кнопку, я тебе расскажу, как стать счастливым и решить все свои проблемы.

Тысчонку каждый может найти нынче, даже бомж. Продаст там, я не знаю, макулатуру и бутылки, и заработает. Кнопку нажимает — и ему рассказывают, как добиться успешного успеха. А потом его убеждают, что ему стало лучше, создают эффект плацебо: «Ты видишь, как тебе стало лучше. Дай ещё денег — станет ещё лучше!».

С моей точки зрения это совершенно зашкварная тема. У меня есть знакомый, который в свое время, ещё до Чичваркина начинал бизнес «а ля Чичваркин», у него была одна из первых сетей салонов мобильной связи в России, потом у него была одна из первых компьютерных сетей в России. Короче, было три или четыре возможности стать человеком уровня Чичваркина. Но он все эти возможности просрал. А потом в начале подался в бизнес-тренера, в больших корпорациях стал рассказывать, как строить отделы продаж и маркетинга, а сейчас книжки пишет. Хотя реальный опыт у него только в том, как всё похерить.

Д.Ю. За книжки сейчас мало денег платят.

Ф.М. Слушайте, если у человека нет современного опыта, если он сейчас в предметной области ничего не делает, ему же надо как-то хлеб насущный зарабатывать. Ну вот он продает ту мудрость, которой он когда-то научился, людям, которые вообще ничего не понимают, ничего не знают, но у которых есть эта та самая засаленная тысчонка.

Д.Ю. Тоже бизнес.

М.Ф. Тоже бизнес, да.

Д.Ю. Ну вот не хочешь никого учить, а сайт завел.

М.Ф. Ну сайт, это потому что столько информации накопилось уже, что сил нет держать в себе. Я и здесь уже целый час трещу без умолку, потому что сил нет всё держать в себе. Мне есть чем поделиться, я могу людям показать готовые конкретные кейсы — что, как и когда мы делали.

На самом деле, есть такая профессиональная гордость. Очень обидно что большинство владельцев бизнесов и производственников, считают нас рекламщиков паразитами. Людьми, которые приходят и просто как пиявки сосут деньги. У нас в стране рекламная отрасль, вообще маркетинг считается расходной частью бюджета, а я двадцать лет пытаюсь доказать, что это доходная часть бюджета, что это то, что генерирует продажи, генерирует развитие компании, развитие технологий.

Д.Ю. Приведу примитивную поговорку: Придумал — рубль, сделал — десять, продал — сто. Вот где деньги-то!

М.Ф. Очень хорошая поговорка. Но вот до этого, к сожалению, современные маркетологи они только на уровне «придумал». Знаете, есть очень хороший такой, иллюстративный пример. Как-то я на одной конференции сидел. А крупное агентство со сцены рассказывало, как они замечательно торгуют креативными идеями. Очень модно продавать идеи неоформленные: «Есть у нас клиент, он душевые кабины производит, мы к нему пришли и сказали: давайте на выставке сантехники поставим душевую кабину, загерметизируем ее, наполним водой и пустим аквалангиста». И тишина…

Я поднял руку, не постеснялся, люблю таких людей на чистую воду выводить. Говорю: «Знаете, я могу угадать, что вам сказал владелец этой компании!». Они: «И что?» Отвечаю: «Владелец почесал пузо и сказал: «И чё бля?». Они подтвердили, что именно так он и сказал. Потому что он не понимает, зачем ему это нужно, потому что эту кабину ты потом не продашь, аквалангист стоит денег, и зачем все это нужно? И он глух к тому, что ему скажут эти горе-креативщики: «Вот и вы не понимаете силу креативной идеи, тут же все люди прибегут, да все журналисты напишут, да все друг другу расскажут!»

На самом деле всем посрать. Ну, какие-то идиоты в очередной раз яйца к брусчатке Красной Площади прибивают, и чего? Как это повлияет на  продажи? Коммерс хоть и мужик из девяностых, тупой и деревянный, не креативный, но он понимает на каком-то подсознательном уровне, что модные креативные девочки его просто пытаются развести на деньги.

Д.Ю. Наверное они это даже от всей души предлагают.

М.Ф. Они сами в это верят, в том-то и дело, что они верят. А потом теряются, когда спрашиваешь: «А вы можете посчитать количество людей, которые увидят этого аквалангиста?». Им не придёт в голову посчитать, сколько стоит эта кабина, вычесть из этой суммы остаточную стоимость запчастей, которые после выставки можно использовать. Разделить на количество людей, как раз посчитав каждую пару глаз, которая увидит этого аквалангиста. А самое главное — продумать механизм обратной связи, хоть листовки какие-нибудь раздать, с купонами, чтобы как-то посчитать, сколько людей после такого перфоманса эту кабину купят.

Д.Ю. Я некоторое время трудился в коммерции, мы там продавали всякое. Для меня было серьезное открытие, что, если отнести вот столько денег в телевизор и пустить рекламу — результат будет один. Если сдать за рекламу в журнале-газете столько-то денег, результат будет уже другой. А ещё можно за сто баксов купить и разрисовать раскладушку, которая на цепи возле входа в магазин стоит, и раскладушка даст тебе наибольший эффект. Телевизор красиво, здорово, все увидели, братва позвонила: «О, ну ты дал там вааще, ёлы-палы!». В печатной прессе то же самое — знакомые видели, читали, респектовали. Но продажи — по нулям. А с раскладушки реально потоком прут покупатели. Шли мимо магазина, увидели раскладушку, зашли и купили чего-то.

М.Ф. Знаете когда-то даже пресс – релизы даже работали. Я помню, как светлой памяти главный редактор журнала PCMagazine Олег Лебедев говорил мне, что у них были времена, когда они верстали журнал, а новостей не хватало. Место в журнале было, а поставить туда — некого. И тут приходит пресс-релиз, и он говорит: «Слава Богу, место заполнено».

Но это было двадцать лет назад, а сейчас наоборот редактор каждого издания, каждого сайта сидит, и у него ящик завален огромным количеством новостей. Какой ты релиз не напишешь, печатать его никто не будет, никому это не интересно. Сейчас информационная среда переполнена всем, у людей уже из всех щелей это лезет. Товары, услуги, реклама, информация — всё переполнено информацией. Впечатлений очень много, эмоций, только денег все меньше и меньше. Борьба за деньги — это как раз какие-то новые ходы.

Вообще, я всегда говорю владельцам бизнеса. Первый вопрос, который вы должны задать при выборе агентства — умеет ли агентство считать, оно с калькулятором вообще дружит, может рассчитать эффективность своей работы? Второй вопрос задайте — какие новые технологии агентство придумало за два года. Если скажут про пресс-релизы и пресс-конференции — гоните ссаной тряпкой.

Потому что, если люди не развиваются, они дико отстают, наша отрасль меняется очень быстро. Если женщина у нас в агентстве уходит в декрет, она возвращается из декрета, и вообще она не понимает, что происходит. За год вообще все уплывает. Поэтому, если агентство не меняет свой инструментарий в течении двух-трех лет, то всё, оно безнадежно устарело, ему можно закрываться.

Д.Ю. Вот если я условный бизнесмен, ты специалист по рекламе, какой ты совет мне дашь как бизнесмену?

М.Ф. Уже сказал, первое — забудьте, что негатив это плохо, негатив — это хорошо. Как только вы поднимитесь над серой массой, появятся завистники, появится негатив — и чтобы не утонуть, вам надо научиться его использовать себе во благо.

Второе — не думайте, что ваш товар еще не готов, что его рано продавать, что еще чуть-чуть, еще чуть-чуть, а потом уже займемся продвижением. О том, чтобы делать рекламу и думать, как делать рекламу, нужно начинать в момент, когда вы ещё делаете товар. Типичная ошибка — это то, что надо в начале сделать товар, а потом уже исследовать рынок и аудиторию. Вот я его делаю, делаю, делаю, вот я его сделал, произвел, блин, а куда продавать – то? Полный склад товара, расходы, каждый месяц, а никто не покупает.

Это неправильно, нужно уже когда вы его начинаете производить, в идеале, когда вы его задумываете, уже нужно привлекать хорошего, грамотного маркетолога. Который будет начинать думать о том, как ему продавать этот продукт, кому и под каким соусом предлагать.

Еще раз, все считается, все что вы делаете, все что делает ваш рекламщик, маркетолог, все должно быть обсчитано. Вы должны знать, в какую сумму вам обходится каждая пара глаз, увидевшая вашу рекламу. Естественно с учетом, что это за пара глаз, потому что, если это нищая школота – это одно, если это состоятельные серьезные люди — это другое. У каждой аудитории своя ценность, своя стоимость.

Ну и нельзя недооценивать необходимость постоянного, непрерывного развития технологий. Люди, которые у вас занимаются рекламой и маркетингом, они вообще в трендах шарят, или на месте топчутся? Они вообще современные какие-то инструменты осваивают? Если нет — под хвост мешалкой таких специалистов.

Вот основные вещи. Есть три методики работы для бизнеса мелкого, среднего в рекламе. Первое — это все делать самому, это не стесняться и просто пытаться вникнуть вообще во все, вот просто все-все-все нюхать, все самому пробовать. Метод чреват тем, что уйдет очень много своего личного времени, очень много денег будет просрано на неблагополучные эксперименты с негативным исходом, но тем не менее вы получите огромный опыт, как бизнесмен и вас уже на мякине будет не провести, т.е. вы потом в будущем сэкономите очень много денег.

Второй способ – это найти гениального фрилансера. На рынке труда сейчас на девяносто девять процентов шлак и кал, но гениальные иногда попадаются. Этот метод хорош тем, что, если вы найдете такой «золотой самородок», это будет равносильно выигрышу в лотерею, и вы надолго-надолго обеспечите себя дешевым хорошим специалистом, который будет вам экономить кучу денег и кучу времени. Но есть вероятность, что вы не попадете в этот один процент выигрыша в лотерею и к сожалению, будете много денег терять, много времени терять на то, что будете этих дешевых фрилансеров менять.

Ну и третий вариант — это накопить денег и прийти к нам. Я за вас всю работу сделаю. Технологию изучил, хороших фрилансеров нанял, нормальную зарплату им плачу, поэтому могу быстро и относительно дешево, относительно быстро и гарантировано качественно поднять продукт. Если, конечно, есть, что поднимать, если продукт нормальный.

Д.Ю. Спасибо, Михаил! Отрадно видеть людей, у которых в руках всё горит, ёлы-палы!


Это была третья, финальная часть интервью. Первая тут, вторая — здесь.

Когда играешь на свои: различия в мышлении наёмного сотрудника и собственника бизнеса

Мышление наёмного работника (даже топ-менеджера) и собственника бизнеса имеют кардинальные различия. Честно скажу: мне ближе собственники!

Кейс. Как силами интернет-рекламы продать 6 000 китайских наушников за месяц

Сегодня коммерческий кейс с максимумом фактов и минимумом пиздаболии.

«Не ссы никого! »: запрещённое интервью Михаила Фадеева о скандальной рекламе, хайпе и российском бизнесе

Интервью, которое у меня один сайт сначала взял и опубликовал, а потом по КОЕ-ЧЬЕЙ жалобе сразу удалил. Публикую без купюр.